Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Битва за памперсы

Фото: из личного архива

Поликлиника, комиссии, ЖЭК, прокуратура, инстаграм: как семья Чудиновых из Челябинска уже полгода борется за «средства гигиены и санитарного устройства жизни»

Прошлой зимой житель Курчатовского района Челябинска 68-летний Михаил Чудинов перестал ходить. Жена Людмила «таскала его волоком» по всей квартире — куда скажет.

«Началось все с левого плеча. Делали уколы, операции — ничего не помогало. Потом по всем специалистам прошли. Он еще ходить мог. Мы идем, у него ноги бегут, как будто с горы бежит, а сам он еще позади: “Ой, держи меня!”», — вспоминает Людмила.

Со временем пропала и речь. Сейчас Михаил прикован к койке в Городской клинической больнице № 5 Челябинска с диагнозом «боковой амиотрофический склероз» (БАС). А Людмила почти полгода воюет с «Полимедикой», частной клиникой, ведущей медицинскую карточку Михаила. Воюет за памперсы.

Оптимизация

К новой клинике район Чудиновых прикрепили после оптимизации филиала государственной поликлиники № 5. Произошло это в октябре 2017 года — более 52 тысяч жителей Центрального, Калининского и Курчатовского районов Челябинска открепили от муниципальных поликлиник и перевели на обслуживание по системе ОМС в частное ООО «Полимедика».

Горожане заявили об огромных очередях в отделениях, о нехватке в клинике врачей и талонов на их посещение, но тогдашний глава минздрава Челябинской области Сергей Кремлев назвал такую реорганизацию «положительным опытом». «Любой проект, который возникает, поначалу у кого-то вызывает недовольство», — заметил он.

«По сути, когда решался вопрос о закрытии филиалов поликлиники № 5 и перевода в “Полимедику”, нас не спросили, нужна ли нам эта частная организация», — говорит дочь Михаила Чудинова Настя. Особых нареканий к работе клиники у семьи не было — да, посещения многих врачей тяжело добиться, но в государственных поликлиниках все так же.

Претензии появились, когда от Людмилы потребовали каждый месяц лично менять зонд, позволяющий ее мужу питаться через нос. «А он-то никакой, у него даже голова не держится, он даже сидеть не в состоянии! Я сказала: “Мы этого делать не будем”. А они ответили: “Ну мы к вам [в больницу, где лежит Михаил] ездить не будем”», — вспоминает Людмила. С врачами больницы решили просто сменить зонд на гастростому.

«Всем понятно. А им непонятно»

В прошлом октябре стало ясно: без памперсов не обойтись. «При БАС человек постепенно теряет способность двигаться, мышцы перестают работать, не только рук и ног, но и те, что помогают глотать, дышать и так далее. Человек постепенно превращается в лежачего больного, и, как и любому лежачему больному, ему нужны средства гигиены и санитарного устройства жизни, в том числе и подгузники», — комментируют в фонде «Живи сейчас», подопечным которого является Михаил.

Людмила договорилась с терапевтом клиники — он сказал, что напишет необходимую рекомендацию, направил на анализы и к хирургу с неврологом.

Михаил ЧудиновФото: из личного архива

«Я жду, жду, жду. Проходит неделя. Я звоню, говорю: “Так и так, должен был прийти врач, кровь должны были сдать”. Мне ответ: “От вас нет никаких заявок”», — пересказывает Чудинова. В понедельник позвонила еще раз, другому врачу. Тот пообещал выписать направления на все анализы, выслать хирурга и невролога — и пропал.

Прошла еще неделя. Еще один звонок Людмилы: оказалось, врач уволился. И по-прежнему никаких заявок на имя Чудиновых. Она вызвала третьего врача. На этот раз все пришли — хирург, невролог, взяли все нужные анализы.

Результаты всех обследований ушли в главное здание «Полимедики», где собрали комиссию по выдаче памперсов, — и снова недели, даже месяц ожидания («Ваши документы рассматривались, но их придержали»). Выяснилось, что не хватает заключения уролога.

«Вам понятно, что это лежачий пациент [и что ему нужны памперсы]. И мне понятно. Всем понятно. А им непонятно», — сквозь смех говорит Людмила и уже серьезно пересказывает слова врача из комиссии: “Вы же сами ухаживаете — сколько хотите, столько и носите памперсов. Это же ваш муж, вы за ним и ухаживайте”».

В заключении* уролог клиники не написал, что Михаилу требуются памперсы, потому что у него «нет нарушений мочеиспускательной системы». Хотя невролог, хирург из той же клиники и врач ГКБ № 5 указали, что памперсы нужны. Людмила рассказывает, что пошла к главврачу «Полимедики», сказала, что уже четыре месяца ждет от них памперсы, и в ответ услышала, что при таком заболевании они не положены.

Сразу после того как у Михаила диагностировали БАС, памперсы действительно не требовались. «Я его сама закатывала в туалет, сажала на унитаз. Но сейчас человек вообще не двигается! Он не сидит, не разговаривает, только моргать может и реветь. Мне говорят: “Ну ставьте утку”. А я когда должна эту утку ставить, привязать ее, что ли?» — возмущается Людмила.

«Живи сейчас» передал Чудиновым аппарат неинвазивной вентиляции легких (НИВЛ), слюноотсос, лечебное питание повышенной калорийности, но системно обеспечивать подгузниками подопечных он не может. «У нас нет ресурсов, чтобы самим это закупать и пересылать на регулярной основе. Бывает, что родственники умерших пациентов жертвуют нам средства гигиены, но это разовые случаи», — объясняют в фонде.

Документы

Решение о необходимости выдачи памперсов в Челябинске принимает специальное Бюро медико-социальной экспертизы (БМЭ), в случае Михаила — на основании переданных им из «Полимедики» медицинских документов. В конце прошлого года бюро постановило не выписывать памперсы. Документы мужа Людмила забирать не стала: «Нам не нужны документы, нам нужны памперсы!»

Людмила ЧудиноваФото: из личного архива

Позже оттуда позвонили сами, пригласили на встречу. «Я обрадовалась, полетела туда, думаю, ну все, дали нам памперсы», — говорит Людмила. Но на встрече с врачебной комиссией бюро ей сказали: «Мы выделяем вам коляску и санитарный стул», — хотя их Чудиновой выделили еще год назад. Михаил уже не может садиться, санитарный стул сгодится только для того, чтобы складывать на него пеленки и полотенца, а коляска и вовсе не нужна. А памперсы, сказали в бюро, по-прежнему не показаны.

Людмила написала официальную жалобу, в бюро ответили сходить к врачу больницы, где лежит Михаил, — пусть еще раз напишет, что необходимы памперсы. Врач отправил к заведующему, в итоге вновь направили в «Полимедику» — за заключением, что Михаилу положены памперсы. Круг замкнулся.

Памперсы стоят отнюдь не пять копеек, объясняет Людмила, выходит около 6 тысяч в месяц: «Если он полежит без памперсов и я что-то просмотрю [пойдут пролежни]. Мне же его двигать надо постоянно, а он не пять килограммов весит».

Новый виток

Когда Чудинова заявила, что больше не будет ходить кругами по бесконечным инстанциям, ее отправили в новую — домовую управляющую компанию, брать справку о том, что Михаил проживает с женой: только с ней можно будет получить «документы на памперсы». Свидетельство о браке на эту роль не подходило. «Видимо, ЖЭК лучше меня знает, что моему мужу нужны памперсы. Я уже ничего не понимаю, — вновь говорит Людмила сквозь смех. — И смех и грех, как говорится».

15 января Людмила и Настя обратились в прокуратуру, областной минздрав и горздравотдел, Настя написала большой пост в инстаграме. По словам Насти, в итоге удалось добиться от БМЭ по Челябинской области разработки для Михаила Чудинова новой индивидуальной программы реабилитации, куда будут включены памперсы, но их самих пока нет.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

#полимедика#полянка2а#полимедика челябинск#живисейчас Дорогие друзья! Мой пост про моего отца и поликлинику #полимедика, где идёт борьба за каждый анализ, бумажку, льготу. По порядку. Мой отец болен с 2017 года, у него тяжёлое неврологическое заболевание — боковой амиотрофический склероз (БАС)– прогрессирующее заболевания нервной системы, при котором поражаются моторные (двигательные) нервные клетки в коре головного мозга и спинном мозге.По мере прогрессирования заболевания поражаются нейроны, обеспечивающие дыхание, вследствие чего возникает одышка.На данный момент, мой папа полностью зависит от нас родных. Он питается через зонд, полностью обездвижен, речи нет (пропала уже как год). Только так, отдельные звуки. Мы состоим в благотворительном фонде в г. Москва «Живи сейчас».@als.russiaОни нам очень помогают. Так как болезнь прогрессирует очень быстро, они нам предоставили оборудование, это НИВЛ и аспиратор. Папе дали инвалидность 1 группы бессрочно. Он нуждается в памперсах, но нам их не дают. Т.к. наша поликлиника #полимедика#челябинск считает, что по этому заболеванию они не нужны, и вообще глав врач посоветовала его все время держать на судне. Получается, обездвиженный человек должен всегда лежать на судне? Интересно, пролежала бы она сама так??? Много пережито с этой поликлиникой, жалобы писали на глав. врача и в министерство. Только из под палки они хоть как то работают. На данный момент, после очередной жалобы на #полимедику в министерство, по поводу грубого отношения глав. врача Березюк.и отказа на комиссии втэк отцу в памперсах, министерство ответило, что они являются частной поликлиникой и ничем они нам не помогут. Это как же получатся, Министерство здравоохранения их одобрило, дали лицензию на деятельность и они их не контролируют? Очень интересно. И по сути, когда решался вопрос о закрытии филиалов поликлиники 5, и открытием #полимедики, нас не спросили, нужна ли нам эта частная организация.

Публикация от Васильева Анастасия (@vasilevaa4653)

В Бюро медико-социальной экспертизы «Таким делам» рассказали, что Чудиновым предстоит еще один бюрократический виток. «Бюро при разработке программы реабилитации выносит решение, куда вносится нуждаемость в памперсах и указывается их количество. Но мы не обеспечиваем памперсами», — уточняют в учреждении.

«Обязанность обеспечения памперсами», продолжают в БМЭ, возложена на Фонд социального страхования, куда пациент или его законный представитель должен будет принести выработанную бюро программу. Далее фонд либо выдаст необходимое количество памперсов на руки, либо компенсирует их покупку.

В прокуратуре, минздраве и других инстанциях семье ответили, что помочь ничем не могут. В Роспотребнадзоре отметили, что изучат ситуацию, но не видят в ней «угроз жизни человеку». В клинике «Полимедика» «Таким делам» не смогли оперативно прокомментировать ситуацию.

* Заключения врачей есть в распоряжении редакции «Таких дел». 


Обновление от 18.00, 03.02.2020

После публикации с редакцией «Таких дел» связалась Мария Макаренко, исполнительный директор медицинской инвестиционной группы, куда входит челябинская «Полимедика», и описала видение ситуации со стороны клиники. По ее словам, в электронной системе сети поликлиник первая жалоба от Чудиновых была зарегистрирована только 16 января, когда они написали в паблике «Полимедике» ВКонтакте о том, что им не выдают памперсы.

«Мы начали вплотную заниматься вопросом с этого момента здесь, в Петербурге [где находится главный офис сети]. У нас есть служба качества, которая аккумулирует все сообщения, поступившие через социальные сети. Таким образом, я была осведомлена о проблеме еще три недели назад», — отмечает Макаренко.   

Макаренко говорит, что болезнь Михаила Чудинова прогрессировала быстрее, чем успевала реагировать система. Однако когда в октябре 2019 года он выписался из паллиативного стационара и родственники обратились в «Полимедику» за направлением в бюро медико-социальной экспертизы, невролог клиники уже написал, что памперсы необходимы.

«Дальше бюро МСЭ должно было выйти к нему на дом силами собственных врачей, и выдать либо согласие на предоставление средств реабилитации, либо отказ. Они выдали отказ. Для того, чтобы как-то обосновать свою позицию, они запросили заключение уролога, в котором написано, что по урологическим показателям памперсы Чудинову не показаны. «Это правда так, у него нет проблем с недержанием мочи. МСЭ читает это, не думая, и пишет отказ», — утверждает Мария Макаренко.

Макаренко называет отказ бюро «формальным» и винит «советскую систему оказания медицинской помощи», в которой не всегда можно добиться «преемственности между врачами». Исполнительный директор признает вину «Полимедики» в том, что клиника «не додавили» бюро со своей стороны, но добавляет, что это было не до конца в ее силах.

«Мне стыдно, что такая ситуация случилась. Мне стыдно, что главный врач не проконтролировала заключение уролога. Хотя если бы уролог написал, что ему нужны памперсы по урологическим показаниям, это был бы подлог медицинских документов. Мы все понимаем, что ему нужны памперсы, но это казус системы»,— считает Мария Макаренко.

Деньги на выдачу дополнительных, не входящих в ОМС, но оплачиваемых государством средств индивидуальной реабилитации в Челябинской области, как и в других регионах, сильно ограничены, отмечает Макаренко, и это связано с ограниченным финансированием государством медицины в целом.

Также Макаренко прокомментировала слова дочери Чудинова о том, что жителей Курчатовского района никто не спрашивал перед передачей их медицинских карт в «Полимедику» из оптимизированного филиала госполиклиники. По ее словам, Чудиновы могли «выразить желание обслуживаться где-то еще». «Если Чудиновых что-то не устраивало, они могли бы ходить в ту же поликлинику №3, но они этого не делали», — подчеркивает она.

«Такие дела» будут следить за развитием ситуации.

***

Михаил Чудинов умер 5 февраля, об этом сообщил фонд «Живи сейчас».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 215 337 r Нужно 341 200 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 6 126 082 r Нужно 10 004 686 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 411 374 r Нужно 7 970 975 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей Собрано 406 511 r Нужно 1 956 000 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 113 945 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 286 745 790 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

семейные фото Михаила Чудинова

Фото: из личного архива
0 из 0

Михаил Чудинов

Фото: из личного архива
0 из 0

Людмила Чудинова

Фото: из личного архива
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: