Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Ловушка для одиночки

Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс/ PhotoXPress

Что заставляет каждую вторую мать-одиночку идти в банк за кредитом? Как с долгами меняется жизнь женщин и чем хоть немного обезопасить себя

Дети — главный фактор, который толкает российские семьи к займам в банках. Согласно данным Национального агентства финансовых исследований, активнее других берут кредиты именно супружеские пары с детьми и матери-одиночки. Последним в разы сложнее справиться с долговой нагрузкой. Но кредиты есть у каждой второй.

«Такие дела» узнали истории четырех матерей-одиночек из Алтайского края. Этот регион увяз в долгах: входит в топ-15 рейтинга по уровню закредитованности населения — 2019, составленного «РИА Новости». В среднем жители Алтайского края отдают на выплату кредитов 64,7 процента своей зарплаты.

Дайте две!

Внешне Наташа благополучна, легка, едва ли не беззаботна. Как будто хочет всем сообщить: «У меня все хорошо». Смотрю внимательнее и вижу перед собой измотанную женщину, которая сама от себя пытается скрыть, насколько ей тяжело.

Каждый месяц за «трешечку» в барнаульской хрущевке (стоит 1,8 миллиона рублей) Наташа выплачивает ипотеку 17 тысяч рублей (9,5 процента годовых) при средней зарплате в крае в районе 27. Ее бывший гражданский муж помогает в формате «если дочка позвонит и что-нибудь попросит».

Наташа бегает между двумя работами: она технический сотрудник в телекомпании и продавец-консультант в магазине. Говорит, что в неделю у нее набирается аж два-три выходных. Удивляюсь, уточняю, и из радужной картинки выпадает большинство пазлов. Дважды в неделю Наташа работает в телекомпании — это две суточные смены. В магазин она должна выходить не менее двух раз в неделю, «по желанию может и три». Ее выходные — только на отоспаться.

— Ипотека и коммуналка — это какая часть твоего дохода?

— Две трети.

— Как ты справляешься?

— Экономлю. Меньше тратим на развлечения и другие вещи, — бодро и с улыбкой объясняет Наташа.

Наташа уже давно научилась жестко ограничивать себя. На 15-процентный первоначальный взнос накопила сама. Собственное жилье появилось у Наташи около года назад, в 37 лет. Она надеется, что у ее дочери будет по-другому.

— Наташ, а почему ты оформила ипотеку на 10 лет? Не на 15 или 20, чтобы ежемесячная сумма была меньше?

— Когда закончится эта ипотека, моей дочке исполнится 18. Я тогда хочу оформить еще одну ипотеку, чтобы и ей купить квартиру.

— Впервые слышу такое от человека с ипотекой! То есть ты мечтаешь не выдохнуть и позволить себе то, что сейчас не можешь, к примеру отдых на море, а снова взвалить на себя огромный груз?

— На отдыхе я уже была. Нужно вначале для дочери подушку безопасности создать, чтобы она не снимала квартиры. Меня ребенок свозит.

Возможно, именно чувства безопасности в Наташиной жизни хронически не хватало. Когда она выполнит свой план по ипотекам, ей будет 56.

Рекомендация юриста: в залоге квартира — делай невозможное

По словам исполнительного директора общественной организации «Ассоциация по защите прав заемщиков» Антона Доровских (Барнаул), матери-одиночки часто обращаются в ассоциацию за помощью. Как правило, приходят на этапе, когда уже успели сходить за микрозаймами, поскольку в кредитах банки им отказывают. И вот когда проблемы начинаются на этапе микрозаймов (как правило, это 1 процент в день), женщины ищут поддержки у юристов.

К сожалению, никаких привилегий в решении сложных вопросов для мам-одиночек банки не предлагают. По словам Антона, у них достаточно формальный подход: нет денег — ищите, не сможете найти — банк будет подавать в суд и взыскивать принудительно.

Рекламный стенд «Помогаем деньгами, микрозаймы за пару минут»Фото: Александр Артеменков/PhotoXPress

«Мы лет пять назад проводили круглый стол по закону о банкротстве физлиц, приглашали на него представителей крупных банков, — рассказывает Доровских. — Все в один голос: “Мы всегда смотрим на ситуацию клиента. У нас есть программы для рефинансирования”. Но конкретных примеров, когда действительно шли навстречу нашим клиентам, я не знаю. Случай из жизни: два месяца человек не мог платить за ипотеку. В банке ему говорят: “Дальше уже можете не платить, мы все равно пойдем в суд, квартиру будем реализовывать на торгах”».

И дальше у всех должно включиться: не буду платить за ипотеку, у меня заберут квартиру, ведь она в залоге у банка. Любыми способами нужно находить средства, чтобы заплатить за ипотеку и войти в график погашения кредита. Пусть даже это будет потребительский кредит или даже микрозаем, потому что неплатеж по обычному кредиту или займу менее опасен, чем платеж по ипотеке. Еще раз повторю: просрочки по ипотеке самые опасные.

Хотя сейчас появился механизм «ипотечных каникул», когда на шесть месяцев в трудной жизненной ситуации можно взять перерыв в платежах. Но такую ситуацию еще нужно доказать.

Что касается рефинансирования, то сейчас уже довольно распространена ситуация, когда другой банк может рефинансировать ипотеку, например, под 10-11 процентов годовых при ипотеке в другом под 14 процентов. Свой банк практически бесполезно уговаривать о рефинансировании (очень маленькие шансы на одобрение), проще обратиться в другой. И делать это нужно, как только вы предвидите проблемы и у вас еще не испорчена кредитная история».

Из роддома — в долговую пропасть

Теплая, мягкая, беззлобная. Как Валя выстояла, попав на растерзание сразу пяти банков? Накопился долг 700 тысяч, в том числе по поручительству.

Несколько лет назад Валентине повезло устроиться на крупнейший в регионе свинокомплекс «Алтаймясопром» (Тальменский район), запущенный в 2012 году. Предприятие набирало силу. Инвестиции многомиллиардные. Валина зарплата росла и внушала уважение по краевым меркам. Она готовила статистику для бухгалтерии: вела учет по кормам и животным.

Жила Валя в районном центре, за 12 километров от поселка с офисом. Чтобы быстрее и проще добираться до работы, успевать возить дочку-младшеклассницу в школу и кружки, купила подержанную иномарку в кредит за 300 тысяч под 23 процента годовых — 12 тысяч ежемесячно на пять лет. На случай «перехватить деньги до зарплаты» оформила кредитку, постоянно перекрывала ее. Вторая кредитка лежала нераспечатанная, на непредвиденный случай: Валю некому было финансово подстраховать.

Читайте также Чужие долги дорого отдавать   История о выпускнике детского дома, арестованных деньгах, дыре в законе и преодолении выученной беспомощности  

Но с 2014 года «Алтаймясопром» залихорадило. Валю перевели в другую организацию, которая оказывала бухгалтерские услуги предприятию. В 2015 году, когда Вале предстояло уходить в декрет со второй дочкой, «Алтаймясопром» захлебывался долгами.

В личной жизни тоже провал. Гражданский муж разорвал с Валей отношения под предлогом «ребенок чужой». Позже суд по делу о выплате алиментов установил его отцовство посредством теста ДНК. Но семью это не восстановило.

Тем не менее Валя решила: справится. Отец старшей дочки регулярно платил алименты. Пособие по уходу за ребенком до полутора лет должно было быть неплохим. Главное — быстрее определить дочку в садик, и Валя точно прокормит семью.

Но случился третий сбой: работодатель перед уходом Валентины в декрет неправильно начислил больничные, завысив общую сумму на 40 тысяч. Валя, не заподозрив этого, потратила деньги на жизнь и подготовку к рождению дочки. Настало время для выплаты пособий, а они не приходят. Выяснилось, что, узнав об ошибке, Валина компания перестала скидывать деньги на ее зарплатную карту. Три месяца пособия не выплачивались.

«По закону эти деньги не должны были удерживать без моего ведома. От меня требовалось письменное согласие. Но сделали по-другому. Разбираться я в тот момент не могла: дочка грудная, организация в стадии ликвидации», — вспоминает Валя.

Чтобы выжить, Валя еще глубже залезла в первую кредитку и распечатала вторую. Своего жилья у нее нет. Пришлось съехать со съемной квартиры. Начались скитания с переездами за сотни километров: выручала тетя из Иркутска, хорошие знакомые из Тальменки и военного поселка Сибирского.

Период звонков из банков с угрозами, который больше всего изводит горе-заемщиков, Валя пережила с малюткой на руках. Адские месяцы. Валя просила о реструктуризации, но кредиторы требовали вернуть долги сразу. Следующий этап — банки подали иски в суд. Лишь в суде кредиторы поняли: взять с Вали, кроме старенькой машины, нечего. Теперь они настаивали на реструктуризации. Но поздно. Ситуация усугубилась, Валя бы не справилась с платежами.

В год и восемь месяцев младшая дочь пошла в садик. Ее туда чудом удалось пристроить благодаря отзывчивой заведующей. Записали малышку как ребенка военного, чтобы провести по льготе. «Везет тебе! По жизни хорошие люди попадаются», — не раз говорили Вале подруги.

Валя устроилась кладовщицей за 12 тысяч рублей. Более высокооплачиваемого места найти не удалось. До начала процедуры банкротства из этой мизерной суммы каждый месяц вычитали 50 процентов за долги, потом, после обращения к судебным приставам, 30 процентов.

«Я поняла, что без помощи юристов мне не справиться. Они сказали, что нужно проводить процедуру банкротства. Общий долг у меня был около 700 тысяч. В банк, где я брала кредит на машину, я была должна 270 (за 2,5 года основную сумму займа я полностью выплатила, чем себя успокаиваю). В тот банк, в котором была первая карта, — 75, вторая — 128 (здесь жутко накрутили сумму). Еще один долг образовался в связи с поручительством — 184 тысячи. Я у коллеги из “Алтаймясопрома” была поручителем, когда он машину покупал. Была уверена, что он давно выплатил кредит. А тут… Непонятно откуда вылез долг 30 тысяч по карте, которой я пользовалась в начале 2000-х, покупала телефон. Перед рождением первой дочери, в 2007 году, я все кредиты закрывала. Но они как-то под шумок решили подать иск, увидев меня в черном списке… Якобы аж с 2005 года за мной числился долг», — недоумевает Валя.

С апреля 2018 года началась процедура банкротства и завершилась в марте 2019-го. В июне Валя уехала на ПМЖ на север, в Лангепас. Устроилась бухгалтером в аптечную сеть. Квартиру снова снимает.

«Когда мне юристы предлагали процедуру банкротства, я думала: “Я же пять лет не смогу взять кредит. И потом вряд ли мне кто-то его даст”. А сейчас я счастлива, что не могу взять кредит. Живу по принципу: не можем что-то купить, ну и не надо. Единственное, с жильем не знаю, как решать вопрос без кредитов. Но ипотеки я боюсь».

Процедура банкротства обошлась Вале примерно в 130 тысяч. В нее входили расходы на оплату госпошлины, работы юристов, финансового управляющего и так далее. Юристы пошли навстречу Вале и разрешили выплачивать сумму за их работу частями — по 3 тысячи в месяц, всего 42 месяца.

«Вроде бы все закончилось. Три тысячи в месяц терпимо. Но каждый раз я со страхом захожу на сайт “Госуслуги”, боюсь, что красным высветится какой-нибудь долг. Помню, счет за садик стали выставлять на “Госуслугах”. Захожу — красное! Шок!» — усмехается Валя. Она с трудом верит в наступившее затишье и по-прежнему ждет подвоха.

Рекомендации юриста: когда идти на банкротство?

«В последние годы цена мероприятий по процедуре банкротства выросла до 160—200 тысяч (несколько лет назад была 130—150) в зависимости от того, будет одна процедура банкротства или две, — говорит Антон Доровских. — В случае с Валентиной была одна. А вообще должно быть две процедуры: первая — реструктуризация долга, когда должник вправе предоставить график погашения задолженности, чтобы погасить долги за три года, и рассказать, как он намерен получить для этого средства. Длится этот этап примерно четыре месяца. Если за этот период должник не предлагает внятный план или предлагает, но его не утверждают кредиторы и финансовый управляющий, то наступает второй этап — реализация имущества, когда финансовый управляющий изыскивает активы должника, выставляет на торги и продает.

В случае Валентины юристы сразу просили начать вторую процедуру, потому что реструктуризацию не было смысла вводить. Но в последнее время в нашем регионе суд зачастую ее вводит. Хотя, на мой взгляд, это не только бессмысленно в большинстве случаев, но еще и в какой-то степени нарушает права заемщика. Так как у него появляется дополнительная обязанность нести расходы по второй процедуре. Он и так банкрот, денег еле хватает на содержание семьи, а тут еще необоснованные расходы на процедуру».

Подстава в виде кредиток

Жизнь Тани — вся из разряда «удивительный случай». Оказывается, впервые я ее встретила еще в роддоме: мы вместе рожали. Помню эту стойкую маму, у которой почти беспрерывно висели на груди младенцы: Тане нужно было выкармливать двойню. Мальчик и девочка появились у нее за год до сорокалетия.

ТатьянаФото: из личного архива

Таня с мужем прожили около двадцати лет. Из-за проблем со здоровьем у нее не получалось забеременеть. Много лет супруги копили на лечение и на коммерческую процедуру ЭКО. Бесплатное ЭКО Тане не делали, по ее диагнозу квот не выделяют. С мужем она ездила работать в заповедники на Командорских островах и в Красноярском крае (были сотрудниками администраций учреждений). Набралась приличная сумма, Таня вернулась в родной Барнаул, но врачи отказывали: «В вашем случае ничего не поможет. К тому же возраст за 35», «Зачем зря сорить деньгами?» Но пробивная Таня убедила врачей попробовать. И все получилось! Беременность этой женщины нарушила множество неблагополучных прогнозов медиков и стала предметом для изучения. Однако исход ее главу семейства не порадовал. Ему стало сложно находиться в доме, из которого улетучилось спокойствие. «Живите отдельно», — сказал муж.

После развода Таня с детьми живет у родителей. С мужем они квартирой так и не обзавелись. В 2016 году, после смерти бабушки, Тане досталась часть двухкомнатной сталинки в центре Барнаула, еще две доли — двоюродным братьям. Чтобы не потерять единственную возможность получить квартиру для детей, Таня попыталась выкупить доли. Братья просили по 500 тысяч. Пришлось Тане оформлять ипотеку. Но ипотеку ей не давали, хоть она проходила по доходам и у нее есть материнский капитал. Причину отказа, как и принято в банках, не называли. В итоге Таня в один день оформила два потребительских кредита по 400 тысяч в двух банках. Процент зверский — 28 годовых. Ежемесячная плата — 28 тысяч на пять лет. 200 тысяч братья ей «простили».

Денег от аренды выкупленной квартиры хватало на погашение трети кредитов, с алиментами были накладки: то есть какие-то копейки, то по нулям. Примерно два последних года — сплошной пробел. Чтобы помочь Тане с выплатами (она работает кадровиком в государственном колледже), начали подрабатывать мама (мыть полы) и папа (сторожить).

В 2018 году Таня обратилась в другой банк с просьбой о рефинансировании кредитов. Помог знакомый ее отца из банковской сферы. Перед подачей заявки в банк он сказал Тане, что ипотеку ей завернули, поскольку на нее оформлено две кредитные карты. Нужно проехаться по банкам и узнать, где конкретно кредитки (это быстрее и дешевле, чем делать запрос в Бюро кредитных историй).

«Я поехала в банки, где когда-то прежде брала кредиты. В одном на меня была оформлена карта на 300 тысяч, в другом — на 120 тысяч. Как я поняла, сотрудники банка, хоть человек кредиткой и не пользуется, получают премии за их оформление. Я написала заявление на закрытие счетов и подала заявку на рефинансирование. С тех пор мои выплаты уменьшились до 17 тысяч (платить пять лет, 10 процентов годовых)», — рассказала Татьяна.

С прошлой осени ей стало гораздо легче: бывший муж устроился на работу на севере и стал регулярно выплачивать алименты. Таня и ее родители перевели дух.

Рекомендации юриста: где взять денег, если полный крах?

«Пользуйтесь любой возможностью получить помощь, в том числе в соцзащите. Возьмите с собой документы, которые могут подтвердить, что вы попали в сложную жизненную ситуацию. Пусть это будет разовая помощь, небольшая, но это все-таки помощь. Мы с соцзащитой плотно работаем».

Антон Доровских рассказал, что матери-одиночки в том числе получают помощь на основе социального контракта. К примеру, попавшая в сложную ситуацию одинокая мама умеет шить и может этим зарабатывать, но у нее нет оборудования. Тогда ей соцзащита поможет купить швейную машину. Размер помощи может доходить до 250 тысяч рублей. Срок контракта от трех месяцев до года. Предоставляется в виде единовременных или ежемесячных выплат, последние — не меньше прожиточного минимума.

Кроме помощи в ведении индивидуальной предпринимательской деятельности, матери-одиночке могут помочь в поиске работы, обучении, приобретении товаров первой необходимости, лекарств и так далее.

Не пустили к губернатору

Вторая Таня в моей истории — жизнерадостная, трудолюбивая, надежная. Крепкая опора, которая однажды едва не сломалась под тяжестью невыносимого груза.

В Барнауле Таня живет с сыном-подростком и тяжелобольной мамой (системная склеродермия). И в браке, и после развода Таня снимала квартиры. После смерти папы от онкологии Таня решила перевезти маму с бабушкой из села в Барнаул — и той и другой требовалась забота. Средства от продажи сельских домов (400 тысяч) решили пустить на первоначальный взнос по ипотеке. Таня от своего имени подала заявку.

ТатьянаФото: из личного архива

«Я, кроме основной работы (Таня трудится в отделе по работе с юрлицами в компании, предоставляющей услуги связи. — Прим. ТД), брала дополнительную, чтобы оформить ипотеку. Задерживалась до ночи. Кто только моего сына не забирал из школы! Даже коллеги. Доход официальный, куда выше, чем в среднем. Но ничего не получилось. Говорили, что мне требуется созаемщик, поскольку я одна с ребенком. Маму я не могла взять в созаемщики из-за ее состояния здоровья. Среди знакомых не находилось желающих. Я была в отчаянии. Думаю: “Я стараюсь изо всех сил. Почему тем же молодым семьям помогают, а я со своей ситуацией, причем мне тоже не больше 30, не подхожу ни под одну программу?” Отчаяние на меня нашло, и возмущению не было предела. Пошла я в краевую администрацию, чтобы попасть на прием к губернатору. Меня к нему не пустили. Но хотя бы выслушали. Наверное, подумали, что надо позволить выпустить пар этой скандальной тетке, — смеется Таня. — А мне в тот момент и этого оказалось достаточно. Потом мне вызвалась помочь моя тетя из дальних родственников. Знаю, что многие ее отговаривали. Но она все равно мне помогла, за что я ей безмерно благодарна».

В 2013 году Таня купила трехкомнатную квартиру за 1,8 миллиона в поселке Силикатном, что в черте Барнаула. Трешка в самом городе для нее была слишком дорогой. А ей хотелось, чтобы у сына была отдельная комната. Она чувствует перед ним вину за то, что у него нет полноценной семьи. Отец же предпочитает не встречаться с сыном, разными способами уклоняется от выплаты алиментов. Однажды Тане на счет пришло 50 тысяч в качестве алиментов. Она изумилась. Судебные приставы ей объяснили, что спасибо нужно сказать одному находчивому полицейскому.

Читайте также Долговая яма в два квадратных метра   В России с каждым годом все больше людей, которые вынуждены унижаться и влезать в непосильные долги, чтобы похоронить своих родных  

«Бывшего мужа задержали пьяным за рулем. Спустя два года он пошел забирать права. В полиции увидели по базе данных, что на нем висит долг по алиментам. Сказали ему: “Выплачивай долг и приходи за правами”. Тот достаточно быстро выплатил. Мы тогда пошиковали с ребенком! Обычно же приходится экономить, особенно на себе», — поясняет Таня.

Ипотеку Таня брала на 15 лет под 12,75 процента с ежемесячным платежом 17,6 тысячи. Через несколько лет поняла, что ей слишком тяжело тянуть эту сумму. «Был постоянный страх: вдруг я, к примеру, заболею и не получится заплатить, что же будет тогда с моими родными? Вдруг они окажутся на улице? Эти мысли не давали мне спать. Бесконечный стресс довел меня чуть ли не до депрессии. И я пошла к психологу в кризисный центр для женщин. Он меня сильно выручил», — вспоминает Таня.

В 2018 году она рефинансировала кредит в другом банке под 9,4 процента. Теперь в месяц платит 12 тысяч, срок выплаты увеличился еще на пять лет. Но для Тани 5 тысяч рублей — значительная разница.

Добавлю, что все героини, помимо основных, крупных кредитов брали или продолжают брать маленькие кредиты, чтобы собирать детей в школу, покупать технику в дом, оплачивать лечение. Ни одну из них я бы не назвала легкомысленной. Каждая понимает, что кредит — ловушка. Но им не удалось обойти ее стороной.

Рекомендации юриста: почему страховка не помогает?

«Когда вы оформляете ипотеку, а вместе с ней и страховки, нужно разбираться, кто будет выгодоприобретателем, какие страховые случаи прописаны в договорах. Не нужно идти только в ту компанию, что навязывает вам банк. Нюансов множество. И к сожалению, если люди не разбираются в тонкостях, страховка может не помочь.

Скажу схематично о главном. Если выгодоприобретатель — банк, то в договорах часто прописывают, что банк должен получить только остаток долга. А остаток может быть и 20 тысяч. Если выгодоприобретатель — наследник, то он получит какую-то конкретную сумму, допустим 500 тысяч — то, что прописано в страховке. К тому же страховка может действовать не весь период кредитования, а только первый год.

Про страховые случаи. Это ядро страховки. Они должны быть прописаны. К примеру, человек может не получить страховку, если занимался верховыми работами, поскольку они связаны с большим риском для жизни. Если вы уже стоите на учете по какому-либо заболеванию, имейте в виду, что страховая может зацепиться за это. Рекомендация: страховаться нужно либо будучи здоровым, либо до страховки не обращаться к врачу. Понимаю, что этот совет в реальности сложно применить. И я бы вообще рекомендовал страховаться не в рамках кредита, в том числе ипотеки, а просто в “жизни без кредитов”, чтобы твоя семья в любом случае что-то получила».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Консультационная служба для бездомных Собрано 1 244 861 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 2 473 885 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 858 350 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 4 500 063 r Нужно 10 004 686 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей Собрано 156 602 r Нужно 1 956 000 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 10 650 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 063 587 334 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс/ PhotoXPress
0 из 0

Рекламный стенд "Помогаем деньгами, микрозаймы за пару минут"

Фото: Александр Артеменков/PhotoXPress
0 из 0

Татьяна

Фото: из личного архива
0 из 0

Татьяна

Фото: из личного архива
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: