Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Алексей Лощилов для ТД

Гашим — свидетель почти всей второй половины XX века. И не просто свидетель, а во многом жертва. Потому что и развал Советского Союза, в котором Гашим родился 65 лет назад, и неурядицы 90-х прокатились по нему катком, лишив здоровья, сил и крова. И сейчас Гашим — пожилой бездомный с хроническими болезнями, в сегодняшней ситуации — самый уязвимый человек

Помогаем
Лишние люди
Собрано
1 404 242 r
Нужно
2 158 088 r

«Падал, знаю»

Последний год Гашим живет в приюте «Покровской общины», христианской благотворительной организации, которая взяла его под опеку прошлой весной. Он встречает меня в коридоре приюта и улыбается, но протянутую руку не пожимает, просто не замечает ее из-за севшего в последние годы зрения. Правый глаз Гашима не видит совсем, а левый — еле-еле. Из-за этого не может идти и речи о том, чтобы делать что-то сложное, работать или даже просто читать газету. Но самостоятельно передвигаться зрение пока позволяет. Правда, тоже с переменным успехом.

Большую часть времени Гашим проводит на кровати в приюте
Фото: Алексей Лощилов для ТД

«Ничего особенно не делаю, — усмехается Гашим, когда я спрашиваю, как проходят его дни, — лежу, телевизор слушаю, он в комнате все время работает, хожу туда-сюда. Всю территорию в округе уже наощупь изучил, где яма, где траншея, где лестница, — уже падал, знаю. Но все равно падаю раз в месяц точно».

Ходит Гашим очень осторожно и неуверенно, держась за стены и немного шаркая ногами. Но в его крепкой, коренастой фигуре, в ширине плеч и спины видны отблески былой силы, чувствуются долгие годы физической работы, которой он посвятил всю свою взрослую жизнь.

С юга на север

Гашим родился в 1955 году в азербайджанском селении Илису, неподалеку от границы с Дагестаном. Там же окончил девять классов общеобразовательной школы, оттуда пошел в армию. Служить его отправили на другой конец Советского Союза — в прохладный балтийский Таллинн, который поразил парня средневековой архитектурой и мягким климатом. За время службы Гашим объехал всю Прибалтику, а когда вернулся домой, оставаться в Азербайджане уже не захотел.

«У меня несколько друзей тогда работали в Ленинграде, — говорит он, с трудом подбирая слова, которые выходят неразборчивыми и черно-белыми, как старая фотография, — и я решил тоже податься к ним, поработать, город посмотреть».

Обычно Гашим гуляет по кварталу, в котором находится приют. Через дорогу переходить он боитсяФото: Алексей Лощилов для ТД

Так в конце 70-х Гашим попал в Ленинград, который на многие годы останется его домом. Первое время жил у знакомых, учился в вечерней школе, подрабатывал где придется. Из-за отсутствия прописки и временного характера работ в какой-то момент ему даже грозила статья о тунеядстве, но преследования властей удалось избежать. А в 83-м году он даже получил от государства небольшую комнатку в общежитии строительного треста на северной окраине города.

Тогда казалось, что жизнь постепенно налаживается. Гашим был постоянно занят на стройке, жил в собственной комнате, а по праздникам навещал родных в Азербайджане. Но развал СССР, про который он до сих пор вспоминает с горечью и гневом, был уже совсем близко.

«Просто на улицу выставили»

Хотя Гашим так и не получил высшего образования и всю жизнь оставался простым рабочим, в конце 80-х он приложил руку к формированию современного облика Петербурга. Работая в «Метрострое», участвовал в проходке тоннелей до станций метро «Проспект Просвещения» и «Улица Дыбенко», последних на тот момент станций синей и оранжевой веток.

После развала СССР работы для таких специалистов, как Гашим, стало гораздо меньше, а вот желающих ее получить — куда больше, на стройке тогда подрабатывали далеко не только профессиональные рабочие. Жилье оставалось за Гашимом, но денег на жизнь почти не было. Он ездил на сезонные работы, например, валить лес в Коми. В середине 90-х сорвался в Мурманскую область — строить котельную в Североморске, закрытом городе-порте.

Гашим гуляет по кварталу, в котором находится приютФото: Алексей Лощилов для ТД

«Я там несколько лет работал, а потом мне позвонили ребята из общежития и сказали, что в моей комнате живет какая-то женщина, — вспоминает Гашим, — а у меня все документы на руках! Я приехал как только смог, но комнату так и не вернул».

Почему в комнату Гашима поселили кого-то другого, сейчас уже не выяснить, но «добиться справедливости» ему тогда не удалось. Трест поселил его в другую комнату в том же общежитии, но без всяких имущественных прав. А через несколько лет дом приватизировали. «Целый блок квартир продали, — говорит Гашим, — меня просто на улицу выставили».

«Все тогда рухнуло»

Как и многие люди, которые внезапно оказываются на улице, Гашим крепко запил. «Все тогда рухнуло, — говорит он, — что сделаешь? Возвращаться некуда, родители умерли, с братьями связи уже не было. Конечно, пошла пьянка».

В качестве жилья Гашим отыскал небольшой деревянный домик возле совхоза «Ручьи», недалеко от покинутого общежития. Там, в полуразрушенных дачах без электричества и тепла, ютились десятки бездомных. Питались в основном продуктами с соседней плодоовощной базы, на ней же иногда подрабатывали, но по большей части деньги получали от продажи лома.

ГашимФото: Алексей Лощилов для ТД

«Какая там работа в таких условиях? Банки-бутылки сдашь, да и все, — вспоминает Гашим. — Домик у нас был маленький, мы вдвоем жили. Печка была, но мы ее не топили. Летом и так хорошо, а зимой завернешься во все, что есть дома, и спишь под несколькими одеялами, матрасами».

Печку не топили не только из-за отсутствия дров, но и потому, что боялись пожаров, а пожары в «Ручьях» случались нередко. Помогая тушить один из домов, Гашим и повредил глаз. Говорит, что не помнит, как именно это произошло, но жизнь с тех пор стала еще тяжелее. Здоровый глаз тоже стал видеть гораздо хуже — из-за повысившейся нагрузки.

Точно сказать, сколько лет он прожил в «Ручьях», Гашим не может, все даты давно перепутались в голове, а календарей у бездомных, как правило, нет. Он вспоминает, что поселился там, когда эта территория представляла собой несанкционированную свалку. Со временем ее расчистили и начали строить «холодильники», так Гашим называет высотные дома, которые возводят на бывших совхозных полях.

«Нет таких денег в моих карманах»

Несмотря на жизнь в ужасных условиях, Гашим не терял человеческого лица. Старался прилично одеваться, несколько раз восстанавливал документы после их потери, но в итоге прошлой зимой все равно оказался в больнице. Почему — он не помнит или не хочет говорить.

К тому времени зрение совсем испортилось, да и общее состояние было хуже некуда. Возвращение на улицу грозило смертью, от которой Гашима спасли благотворительные организации. Сначала он попал в поле зрения «Мальтийской службы помощи» и две недели прожил в их палатке в Новой деревне, а затем переехал в приют «Покровской общины», небольшую квартиру на первом этаже дореволюционного дома в самом центре Петербурга.

Гашим гуляет по кварталуФото: Алексей Лощилов для ТД

В приюте Гашим ожил и получил долгожданный отдых от постоянной борьбы за собственную жизнь. Уже почти год он ночует в тепле и комфорте и может не переживать о том, удастся ли сегодня поесть. А специалисты «Покровской общины» тем временем занимаются восстановлением его документов, оформлением инвалидности и пенсии. Когда этот процесс будет завершен, Гашим сможет переехать в дом инвалидов.

«Глаза только не видят почти, даже не почитать, — говорит он, удрученно качая головой и моргая левым, здоровым на вид глазом. — Мне рассказывал знакомый, что делают, оказывается, операции, какой-то лазер, и глаза потом видят, только кто же мне ее сделает? Нет таких денег в моих карманах».

Но, как рассказывает социальный работник «Покровской общины» Вероника Багрова, операцию Гашиму сделать могут и бесплатно. Этот вопрос решится, когда будут готовы документы. А до тех пор сестры милосердия не хотят тревожить Гашима надеждами: они знают, что за свою жизнь мужчина натерпелся с лихвой, как и все те, кто попадает в «Покровскую общину».

Гашим
Фото: Алексей Лощилов для ТД

Каждый год через приют организации проходят несколько десятков бездомных, которые находят здесь спасение от невзгод и получают столь необходимую помощь: медицинскую, юридическую, психологическую, человеческую. Многие из них встают на ноги и возвращаются к нормальной жизни в социуме, которой они были лишены.

Все это продолжает происходить благодаря милосердию, которым наполнены сердца сотрудников «Покровской общины», и помощи неравнодушных людей. Оказать ее вы можете прямо сейчас, оформив подписку на пожертвование в адрес «Покровской общины». Эти средства пойдут на оплату аренды помещений, зарплату социальным работникам и психологам, покупку лекарств и реабилитационных материалов. Эти средства кого-то спасут.

Сделать пожертвование

Помочь

Оформить пожертвование в пользу проекта «Лишние люди»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Читайте также

Вы можете им помочь

Материалы партнёров

Всего собрано
2 456 590 268
Все отчеты
Текст
0 из 0

Гашим выходит на прогулку

Фото: Алексей Лощилов для ТД
0 из 0

Большую часть времени Гашим проводит на кровати в приюте

Фото: Алексей Лощилов для ТД
0 из 0

Обычно Гашим гуляет по кварталу, в котором находится приют. Через дорогу переходить он боится

Фото: Алексей Лощилов для ТД
0 из 0

Гашим гуляет по кварталу, в котором находится приют

Фото: Алексей Лощилов для ТД
0 из 0

Гашим

Фото: Алексей Лощилов для ТД
0 из 0

Гашим гуляет по кварталу

Фото: Алексей Лощилов для ТД
0 из 0

Гашим

Фото: Алексей Лощилов для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Лишние люди» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: