Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Показная добродетель на марше

Фото: Fairfax Media via Getty Images/GettyImages.ru

Культуролог Оксана Мороз попыталась разобраться, почему позиция Питера Сингера вызывает как минимум противоречивые реакции, а чаще — раздражение и критику даже тех, кто не прочь жертвовать деньги на благотворительность

Непоколебимое моральное превосходство

Профессор биоэтики Принстонского университета Питер Сингер известен как один из самых влиятельных философов современности, отстаивающий принципы прикладной этики. В отличие от многих коллег, которые с помощью моральных дилемм демонстрируют сложность окружающего мира, Сингер безапелляционно отвечает на вопрос, зачем и как именно нам всем стоит «быть добродетельными».

Читайте также Ваш ребенок и чужие дети Кого спасти — своего ребенка или целую деревню? Кому пожертвовать свою почку? Как научиться одинаково любить своих и чужих детей?

Его книга «Жизнь, которую вы можете спасти. Как покончить с бедностью во всем мире» основана на двух важнейших принципах:

— надо заставить читателя думать о своих «обязанностях по отношению к тем, кто находится в тисках нищеты»;

— убедить его отдать «большую часть своего дохода на помощь бедным».

Взбираясь на котурны, философ, живущий в стране, где средний гражданин тратит на еду около 6% дохода, рассуждает о бессердечии тех, кто ставит свое личное благополучие выше долга перед голодающими жителями Африки. Он клеймит сторонников морального релятивизма и тех, кто требует оставить за человеком право самостоятельно принимать решения в области морали, призывая сделать участие в благотворительности чуть ли не обязательным для всех и каждого.

Но его попытки описать идеального жертвователя оборачиваются провалом. Одни оказываются альтруистами-подвижниками, не способными при этом помогать своим близким. Другие нередко предпочитают жертвовать адресно или вообще на нужды, которые нельзя назвать самыми насущными — в глобальном смысле, разумеется. Все они, по мнению Сингера, ведут себя токсично, поскольку мешают установить единственно возможный стандарт для благотворителя. Таковым Сингер считает подход, при котором «любовь к родным» (то есть «эгоистические устремления») не мешает массово заботиться о незнакомых людях. В доказательство своей правоты Сингер приводит и религиозные системы, настаивающие на помощи бедным как естественной обязанности любого человека, и схемы расчета доходов и расходов, при которых жертвователем без ущерба для своего комфорта может стать почти каждый. Последним аргументом становятся заявления экспертов Красного Креста: «Помогать другим хорошо, и ты сам начинаешь лучше себя чувствовать».

Получается, что этично способен поступать только тот, кто делает это ради сохранения своего эмоционального равновесия? Я жертвую деньги, поэтому могу считать, что достаточно вложился в решение проблем неравенства, дискриминации? Очевидно, что это хороший ответ на вопрос, как выглядеть нравственно. И, наверное, он подходит для тех, кто почему-то ощущает свою вину за существование в более комфортных условиях — например, в качестве «представителей среднего класса в развитой стране». Но навязывание чувства вины конкретным людям за экономическое и политическое устройство мира — не очень честный способ продвижения норм нравственного поведения.

Слезы ребенка для колонизатора 

Почти вся аргументация Сингера выглядит эдаким моральным читерством, манипуляцией возможной эмпатией читателя. Он уверен, что те, кто обладают влиянием на общественные обсуждения — правительства, лидеры мнений из числа благотворителей — должны «подтолкнуть людей» к решению стать донором. А чтобы это решение давалось легко, надо дать в руки инстанциям, контролирующим потоки помощи, примеры, однозначно свидетельствующие о необходимости спонсорства и прочих проявлений филантропии.

И вот тут Сингер оказывается в ситуации, когда ему необходимо ответить на вопрос: «Чье горе горше?» Ведь надо представить такие радикальные кейсы, которые даже самого черствого либертарианца сподвигнут на деятельную поддержку. В результате образы, которые он выбирает для иллюстрации «бедности во всем мире», настолько стереотипны, что выглядят карикатурными. Голодающие и умирающие от малярии дети в Африке, африканские же женщины, не получающие медицинской помощи и лишенные доступа к образованию, фермеры из экваториальной Африки, Вьетнама, Индии, которые скоро не смогут заниматься земледелием из-за парникового эффекта. Но так ли обязательно для продвижения идей о ценности благотворительности апеллировать к клише? Несправедливость на то и тотальна, что касается всех и каждого. Так ли уж необходимо отчетливо награждать граждан, а не политиков «индустриальных держав», ответственностью за экономическое поведение, приводящее к развитию одних стран и угнетению как норме культуры труда — в других? Разве всеобщий отказ от, скажем, дорогостоящих девайсов, что собираются низкоквалифицированными рабочими за унизительную зарплату в Азии, или тотальное паломничество врачей в регионы с повышенной детской смертностью (а идеал именно такой самоотверженности философ рисует в книге) можно считать системными мерами по борьбе с бедностью и неравенством?

Несколько десятилетий назад Сингер использовал примерно такие же риторические приемы, защищая права животных. Правда, тогда он говорил о существах, лишенных каких-либо инструментов влияния на обстоятельства своей жизни. Сейчас же он рассуждает похожим образом о людях. Объективируя их в качестве жертв, он воспроизводит образ «доброго колонизатора» — того, кому улыбнулась удача принадлежать к цивилизованным благодетелям, по чистой случайности настроенным гуманно по отношению к «беднейшим (читай – варварским) странам». Но таких «добрых колонизаторов» мало. Так что философ предлагает всем прочим «цивилизованным» людям под угрозой их стигматизации в качестве агрессоров присоединиться к этой группе моральных субъектов.

Энафизм нам в помощь

Сингер рекомендует рассчитывать систему доходов и расходов с прицелом на благотворительные траты в соответствии с нормами энафизма — говоря просто, потребления в рамках необходимого, достаточного. Российскую аудиторию эта позиция, скорее всего, возмутит. Ну, хотя бы потому, что обращаться с такой интонацией к тем, кто живет в стране, названной в книге одним из мест обитания беднейших людей на земле, немного странно.

Правда, тут Сингер ни в чем не виноват — его книга добралась до нас в тот момент, когда благотворительных и волонтерских организаций становится все больше, а благосостояние граждан падает. И именно поэтому она утилитарно полезна. Когда привычка помогать другим кажется уже сформированной, а «излишков», что можно отдавать, практически не остается, очень пригодятся практические советы по управлению собственными пожертвованиями — если это кажется вам морально необходимым. И, пожалуй, рекомендации, которые оставляет Сингер по этому поводу, могут в некоторым смысле оправдать если не предпосылки, из которых он исходит, то хотя бы менторский тон, которым он сопровождает свою борьбу за все хорошее и против всего плохого.  

 

Питер Сингер. «Жизнь, которую вы можете спасти. Как покончить с бедностью во всем мире». Москва, издательство «Нужна помощь», 2018.

Спасибо, что дочитали до конца!

На «Таких делах» мы пишем о социальных проблемах, чтобы привлечь к ним внимание. Мы верим, что осознание – это первый шаг к решению проблем общества.

«Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Небольшие, но регулярные пожертвования от многих людей позволят нам продолжать работать, оплачивать командировки и гонорары авторов, развивать сайт.

Пожертвовав 100 рублей, вы поддержите «Такие дела». Это займет не больше минуты. Спасибо!

ПОДДЕРЖать

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Не разлей вода Собрано 1 133 715 r Нужно 1 188 410 r
Мадина Собрано 2 482 101 r Нужно 2 727 604 r
Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 004 533 r Нужно 1 898 320 r
Ремонт в Сосновке
Ремонт в Сосновке
Узнать о проекте
Собрано 699 457 r Нужно 1 331 719 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 217 125 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 416 923 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 1 218 751 r Нужно 7 970 975 r
Дом Фрупполо: детская паллиативная служба Собрано 324 664 r Нужно 3 555 516 r
Всего собрано
592 302 742 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: