Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

А что, есть какие-то фонды? 

Иллюстратор: Света Муллари
Партнерский материал
Иллюстрация: Света Муллари для ТД

70 процентов россиян не знают названия ни одной благотворительной организации. Кто-то слышал про Чулпан Хаматову и «Подари жизнь», но о том, что происходит не на большом экране, а в родном городе, иногда не знают даже местные НКО. Все ведь слышали о Нижегородской ярмарке, в которой были специальные торговые ряды, отдававшие выручку на благотворительность? А об акции «Спешите делать добро», в рамках которой известные нижегородцы на несколько дней становятся официантами? Вот и мы не слышали. 

Человек с колокольчиком 

«Доколе это будет продолжаться? Почему причесаться и накраситься перед выходом из дома ни одна девушка не забывает, а пройти профилактическую диагностику мало у кого руки доходят? Девушки, поддерживайте движение #бюстмост. Фотографии с бюстгальтером в руках расходятся по соцсетям, чтобы напомнить: рак не дремлет! Статистика по заболеваемости шокирует. Наверняка у большинства есть знакомые и близкие, страдающие онкологией. Прошлой осенью от рака умерла моя мама. Надеяться на то, что вас такая проблема не коснется, — уязвимая позиция», — пишет нижегородка Светлана Левкина под своим фото в инстаграме. На нем она действительно держит в руках белье хищной расцветки — так участницы акции «Бюст-мост: против рака груди» напоминают, что вовремя обнаружить опухоль в молочной железе — вопрос жизни и смерти. 

Каждый год в России диагноз «рак груди» слышат 70 тысяч женщин. Он вылечивается в 98 процентах случаев, но только на самой ранней стадии, когда опухоль не больше горошины диаметром один-два сантиметра. На третьей стадии, с опухолью, разросшейся до пяти сантиметров, выживают 40 процентов. На четвертой — 10 процентов. 

Акция «Бюст-мост» стартовала пять лет назад — тогда главный редактор глянцевого нижегородского журнала «Иволга» Екатерина Чудакова пришла к губернатору области Валерию Шанцеву и попросила дать ей врачей, оборудование и площадки для бесплатного скрининга на рак молочной железы. Когда-то ее саму «поздно выявили»: о своей опухоли она узнала только на третьей стадии. Через три недели после диагноза была операция, потом — четыре месяца «химии» и еще месяц радиотерапии. Она, к счастью, попала в статистическое меньшинство, и ей важно было «рассказать женщинам, что нужно следить за своим здоровьем, чтобы спасти их жизни». 

С тех пор в городе один-два месяца в году проводят массовые онкоскрининги: в госбольницах женщин после 40 лет маммологи и онкологи обследуют бесплатно, а частные клиники дают 50-процентную скидку на прием. В 2019 году в проекте участвовало 13 медицинских учреждений Нижнего Новгорода, а в 2020 году «Бюст-мост» получил поддержку проекта «800 добрых дел» и к нему присоединилось еще 11 частных клиник. В последний день акции на берегу Волги разбивают палаточный лагерь: в медицинских шатрах можно пройти мануальный осмотр у врача, сделать УЗИ и МРТ. В 2015 году «проходкой» в шатры был бюстгальтер —  девушки сдавали свои бралеты и пуш-апы и шли на осмотр, а Екатерина и ее команда нанизывали белье на огромный трос. Трос перебросили через Гребной канал Волги — так появился первый «Бюст-мост». 

В прошлом году «месяц осмотров» прошел еще в 127 городах — так «Бюст-мост» стал всероссийским. 

У акции два ключевых компонента: спасение и предупреждение. О бесплатных осмотрах рассказывают местные медиа, в соцсетях сотни женщин фотографируются с бюстгальтерами и повторяют снова и снова: «Вовремя провериться — значит выжить». В рамках первой акции обследование прошли 17 тысяч пациенток. У 0,5 процента из них выявили злокачественные опухоли, у 10 процентов — доброкачественные кисты, за которыми тоже важно следить и вовремя удалять, пока они не воспалились или не трансформировались в рак. 

Белые цветы против туберкулеза и рака 

«Бюст-мост», по словам Екатерины, продолжает городскую благотворительную традицию: «звонить в колокольчик», спасая жизни, в Нижнем Новгороде начали больше ста лет назад. В 1911 году здесь прошел общероссийский День белой ромашки (другое название — День белого цветка) — акция помощи больным туберкулезом. Туберкулез тогда был огромной проблемой: в 1881 году в Москве и Санкт-Петербурге от него умерло больше 600 человек на 100 тысяч населения (для сравнения: сегодня заболеваемость в 30 человек на 100 тысяч считается высокой).

Ромашку в символы выбрали не случайно: в царской России ее прописывали больным как природный антибиотик. В день акции целлулоидные цветки вставляли в петлички, цепляли на шляпки, развешивали бумажные цветочные гирлянды на фасадах зданий, прикалывали к специальным щитам, рядом с которыми стояли тарелки для пожертвований. Ромашками торговали и на благотворительных базарах в павильонах, которые строили специально для акции. Продавались цветы за «посильную плату» — сейчас бы мы сказали «за пожертвование»: каждый клал на тарелку сколько мог, а все собранные средства шли на лечение больных. В городах расклеивали плакаты и раздавали листовки с факторами риска и мерами защиты от туберкулеза. В Нижнем Новгороде за один день на помощь больным собрали 20 тысяч рублей (для сравнения: за 20 рублей (0,1 процента от собранной суммы) тогда можно было на месяц снять небольшую комнату в доходном доме). 

В 1914 году День белого цветка «заморозили» почти на 85 лет — и «реанимировали» в девяностых, когда уровень жизни упал, а заболеваемость туберкулезом стала расти. Первые несколько лет собранные на акциях средства шли на ремонт противотуберкулезных диспансеров и помощь больным детям. В 2017-м, когда заболеваемость и смертность упали до уровня начала девяностых [48 заболевших на 100 тысяч человек против 63 в 2005-м], День белого цветка посвятили борьбе с раком — все собранные деньги теперь отдают фонду помощи детям с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями «Нижегородский онкологический научный центр» (НОНЦ). 

Иллюстрация: Света Муллари для ТД

«Мы не ходим, не плачем, не просим денег»

НОНЦ работает в городе с 2008 года — адресно собирает деньги на лекарства для маленьких пациентов отделения онкологии и гематологии Нижегородской областной детской клинической больницы. Директор фонда Елена Крупнова за это время успела стать «широко известной в узких кругах» и подружиться со многими местными бизнесменами и меценатами. Последние пять лет она как минимум раз в год становится своего рода субподрядчиком меценатства в пользу собственного фонда: несколько дней работает официанткой, получает по 500—600 тысяч рублей чаевых от своих влиятельных друзей и покупает на них лекарства подопечным. Делает она это в рамках акции «Спешите делать добро», которую для НОНЦ уже пять лет проводит еще одна известная нижегородка, дизайнер интерьеров Сабина Гаджиева. Однажды Сабина решила, что было бы здорово собрать всех городских «шишек» в одном ресторане: одни пусть будут официантами, другие — гостями, а все чаевые и 10 процентов выручки заведения пойдут на благотворительность. И оказалась права. 

Каждую весну («пока все не разъехались по дачам») Сабина отменяет все дела, откладывает заказы и «садится на телефон» — обзванивает дорогие рестораны, собирает пул известных официантов, дает интервью. Сарафанное радио работает исправно: каждый год к постоянным участникам добавляются новые, которым «о прекрасном проекте рассказали друзья».  

Звездные официанты работают в три-четыре смены (по восемь человек в каждой), всего в акции обычно успевают поучаствовать 60—65 человек. Взяв новый стол, каждый селебрити представляется и рассказывает гостям об акции — и в этот момент часто выясняется, что горожанин «даже не знал, что у нас есть такой фонд». Но, несмотря на это, сбор — а собирают на лекарства, которые прямо сейчас нужны подопечным НОНЦ, — Сабина закрывает всегда. Акция стартовала с 960 тысяч, а в прошлом году собрала 1 700 000 — по словам Сабины, некоторые гости оставляют по 100 тысяч чаевых, заказав чашку эспрессо. 

Акцию Сабина, на самом деле, придумала не для НОНЦ, а для самой себя. «Мне с детства очень хотелось поработать официантом, — рассказывает Сабина, — но просто прийти в ресторан и сказать: “Возьмите меня на работу на месяц” — это бред. Кто меня наймет на таких условиях? И тут меня осенило: а если я хочу, то, возможно, кто-то другой тоже хочет? Я стала звонить своим известным знакомым, предлагать эту идею. И мне все сказали: “Слушай, Сабина, это крутая тема”. И все, кто участвует в акции, потом подходят ко мне и говорят: “Спасибо тебе, ты мне дала воплотить мою мечту в жизнь”. Это люди, которые зарабатывают миллионы в месяц, но они реально хотели когда-то поработать официантами». 

Статус так или иначе есть у всех участников акции. К примеру, в прошлом году на лекарства детям собирали член Общественной палаты Нижнего Новгорода Светлана Гонова, олимпийская чемпионка по художественной гимнастике Дарья Шкурихина, хозяйка шоурумов и блогер Аделя Шарадзе. У блогеров, по словам Сабины, в проекте особая функция: все их подписчики, естественно, не смогут прийти в ресторан, но повысить узнаваемость фонда, расшаривая посты в соцсетях, вполне в состоянии — и делают это, каждый год увеличивая число частных доноров НОНЦ. 

«Мы в своей рутине не задумываемся о каких-то фондах, о том, что кому-то нужна помощь. А эта акция нестандартна для Нижнего Новгорода и для регионов в целом, потому что она имеет развлекательный характер. Мы не ходим, ничего не просим, не плачем. Но при этом акция делает свое дело», — говорит Сабина. 

Иллюстрация: Света Муллари для ТД

«Я хочу это сделать» 

Просто ходить и просить «на бедных детей» в Нижнем Новгороде вообще не принято. Директор фонда помощи сиротам и трудным подросткам «Жизнь без границ» Марина Ефимова расплакалась только один раз — когда ей не давали вывезти своих подопечных на «Чебуриаду». Изначально «Чебуриада» — это соревнования по баскетболу между профессиональными спортсменами и воспитанниками детских домов. Ее в 2014 году параллельно с «основной» Олимпиадой в Сочи проводил подмосковный клуб «Химки» — Марина приехала туда волонтером и сказала себе: «Я тоже хочу это сделать». 

Сначала в городском баскетбольном клубе «Нижний Новгород» «покрутили у виска» и идею проигнорировали. Марина на сдалась и в конце концов убедила нижегородского министра спорта Сергея Панова в том, что «Чебуриада» — «прикольная штука». В том же 2014-м в местном физкультурно-оздоровительном комплексе прошла первая нижегородская «Чебуриада». В соревнованиях участвовали восемь детских домов — по восемь человек от каждого. Они играли с профессиональными спортсменами в комический баскетбол: соперники в платьях и париках падали друг на друга, бесились, отнимали мячи, а все 760 посадочных мест заняли зрители из детских домов, реабилитационных центров и трудных семей. «Мы делали для детей мастер-классы, танцы, песни — чего там только не было. Даже цветы сажали, — вспоминает Марина. — Много было еды, подарков, артистов. Это было прям событие». 

«Чебуриада» разрасталась — в 2015-м к баскетболу прибавились лыжи и футбол, потом — волейбол. Параллельно со спортивными соревнованиями шел творческий конкурс: те, кто не бегал по полю с мячом, делали поделки, варили мыло, раскрашивали вазы, ставили сценки, а еще придумывали социальные проекты. Кто-то вязал носки и шарфы для домов престарелых, кто-то организовывал сбор батареек — без хорошей «социалки» «Чебуриаду» не выиграть. «Я приглашала детей из учреждений для детей с инвалидностью, и понятно, что в спорте они были бы слабее, — объясняет Марина. — Мы никогда не делали “Чебуриаду” как обычное спортивное соревнование — пришел, вырубил в футбол и ушел. Мы делали турнирную таблицу таким образом, что, если у команды что-то круто получилось в творчестве, но не очень круто — в футболе, она все равно имеет возможность выиграть». 

За первое место дети «бьются насмерть». «Мы сразу решили в качестве главного приза не крыть крышу в детском доме и не покупать телевизоры, а дарить впечатления: например, отправили детей-победителей в Питер. Потому что никто не знает, смогут ли эти дети после выпуска где-то побывать в своей жизни и как у них там судьба повернется. А в 2015-м дети поехали в Сочи», — говорит Марина. На поездки скидывались все те же баскетболисты из «Нижнего Новгорода». Возможно, они и не знают о благотворительных традициях города, но одно сомнений не вызывает: они точно их продолжают.  

Традиция системно поддерживать детей, совмещая полезное с полезным, появилась еще в 1887 году. Тогда на Нижегородской ярмарке — крупнейшей торговой площадке Российской империи — начал работать пассаж «в пользу нижегородских детских приютов для обеспечения их верным доходом». Выручку 90 лавок отдавали сиротам по личному распоряжению губернатора Баранова. Пассаж назвали «Бразильским» — в нем проводили выставку бразильского кофе, а еще, по некоторым сведениям, продавали пряники, пирожные и конфеты. В названии — вся суть нижегородской благотворительной традиции: помогать, развлекая. Выходит, что местному ивент-фандрайзингу уже как минимум 130 лет — и работает он как часы. Хочется, чтобы местные жители знали о нем и говорили с гордостью «слушай, крутая тема», а вопрос «какие у нас есть фонды?» канул в лету вместе с Бразильским пассажем. Хотя нет. Пассаж пусть остается. 

В Нижнем Новгороде к 800-летию запустили проект «800 добрых дел». Его задача — объединить профессиональное комьюнити, благотворительные фонды, некоммерческие организации и жителей, которые хотят помогать, но не знают, как и кому могут быть полезны. 

Проект «800 добрых дел» развивает несколько направлений: собирает актуальные акции верифицированных фондов на онлайн-платформе, запускает волонтерский фандрайзинг, проводит онлайн-школу благотворительности для местных НКО. Вокруг него создается открытое сообщество, куда каждый может прийти со своей инициативой или найти помощь для решения проблемы.

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Всего собрано
1 950 187 679
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иллюстрация: Света Муллари для ТД
0 из 0

Иллюстрация: Света Муллари для ТД

Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: