Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Без кокосов, но все же море

Фото: Наталья Булкина

Приморский край за последние несколько лет стал центром притяжения азиатских туристов. Для них здесь строят казино, открывают новые хостелы, завозят в рестораны морепродукты. Смогли ли россияне заменить иностранцев хотя бы на время пандемии?

Этим летом, как и прошлым, москвичка Юлия Майданова должна была отдыхать в Швейцарии. Все планы поломал коронавирус — сейчас в эту страну нельзя попасть без швейцарского вида на жительство или гражданства одной из стран ЕС. Когда карантинные ограничения в России ослабили, многие друзья девушки поехали в отпуск на Камчатку или на Алтай, но ей хотелось «менее дикого» отдыха. Тогда Майданова вспомнила, что уже давно подумывала о поездке в Приморский край.

«Для меня это всегда было чем-то далеким. Мне казалось, что там очень много живет корейцев, китайцев. В воздухе витало, что там всё супер по-азиатски. А несколько лет назад я посмотрела “Орла и решку”. Они поехали во Владивосток. У меня осталось в памяти, что Владивосток похож на Стамбул. Общие моменты — бухта Золотой Рог (бухта, на берегах которой расположен Владивосток, генерал-губернатору Восточной Сибири она показалась похожей на бухту Золотой Рог в Стамбуле. — Прим. ТД), пролив — Босфор, правда, Босфор Восточный (пролив в Японском море, названный в честь пролива Босфор, соединяющего Черное море с Мраморным. — Прим. ТД). Мне захотелось сравнить», — рассказывает Юлия.

Восемь с половиной часов полета — и Майданова приземлилась во Владивостоке. Город был совсем не таким, как она ожидала, — он показался «очень европейским». Девушку удивили вежливость официантов и владельцев посуточных апартаментов, низкие цены на такси, подкованность экскурсоводов. Оказалось, что в Японском море можно купаться, а в Приморском сафари-парке — вблизи увидеть диких животных, причем их содержат не в клетках, как в зоопарке, а в вольерах, над которыми ходят туристы: «Идет тигр и рычит в нескольких метрах от тебя, но ты точно знаешь, что он до тебя не допрыгнет».

Владивосток
Фото: Наталья Булкина

Похожие чувства испытал Никита Бобровский из Санкт-Петербурга. Этим летом сорвалось его свадебное путешествие в Будапешт. Вместе с невестой они поехали во Владивосток.

«Главное впечатление — это природа, — вспоминает Бобровский. — Полуостров Краббе, уже ближе к границе с Северной Кореей, — исключительной красоты место. Когда я делал фотографии и отправлял друзьям, они сравнивали с Новой Зеландией и Исландией».

Порадовало новобрачных обилие морепродуктов в кафе и ресторанах, а во время экскурсий пара обнаружила, что у города, основанного в 1860 году, интересная история: «Все знают, условно говоря, про Дикий Запад как некое культурное явление, что осваивали Техас, Калифорнию. Все эти истории: ковбои, индейцы, золотая лихорадка. Даже если человек никогда не изучал это, он знает об этом как о факте, что это было. А то же самое было в конце XIX века на Дальнем Востоке. Люди из разных городов приезжали в тайгу, чтобы отвоевывать каждый сантиметр земли».

Никита с сожалением замечает, что, когда он только собирался ехать в Приморье, большинству его друзей идея лететь за девять с половиной тысяч километров, во Владивосток, показалась странной: «Мы встречали некое непонимание: “Что там делать”?»

Завтрак 100 рублей, брекфаст 200

По итогам 2019 года Приморский край вошел в пятерку регионов, которые посетило наибольшее количество туристов, их было свыше 5 миллионов. Из них больше 4 миллионов — граждане России. По словам заместителя председателя правительства региона Константина Шестакова, чаще всего россияне ездят в Приморье на конгрессы, выставки, деловые встречи или чтобы отдыхать на пляже летом. Регион давно стал центром пляжного отдыха для жителей Дальнего Востока — Хабаровского края, Амурской и Еврейской автономной области.

Из западной части страны сюда приезжают намного реже. Бизнес-консультант в сфере туризма, член Русского географического общества Роман Тарантул связывает этот факт с высокой стоимостью билетов. «Я вчера ради интереса посмотрел стоимость перелета. Москва — Владивосток туда-обратно — 21 тысяча рублей. Это еще дешево. Москва — Сочи — 3,5 тысячи. Разница в семь раз», — рассказывает Тарантул.

При этом в последние годы развивается сфера туризма за счет иностранцев — гостей из Азии, количество которых постоянно растет. «У наших совсем другие объемы расходов. В разы меньше. Как говорят, завтрак 100 рублей, а брекфаст — 200 рублей», — рассуждает Тарантул. Президент Дальневосточной ассоциации рестораторов и отельеров Роман Иванищев предполагает, что среди 4 миллионов насчитанных региональным правительством туристов много тех, кто приезжает отдыхать дикарями, в то время как гостиницы занимают именно иностранцы.

Владивосток, маяк «Токаревская кошка». 2019 год
Фото: Наталья Булкина

В 2019 году в регион приехали 763 тысячи зарубежных туристов. В национальном рейтинге въездного туризма, составленном центром информационных коммуникаций «Рейтинг», журналом о внутреннем туризме «Отдых в России» и журналом о въездном туризме для иностранной аудитории Tourism & Leisure in Russia, Приморье в 2019 году заняло третье место. Уступил регион только Москве и Санкт-Петербургу.

На первом месте среди приезжих — граждане КНР (456 тысяч человек), потом Южной Кореи (304 тысячи). Из Японии в 2019 году приехали всего 35 тысяч человек, но это на 70 процентов больше, чем в 2018-м. В 2020 году участники рынка ожидали значительного увеличения количества именно японских туристов: регулярные рейсы запустили компании Japan Airlines и All Nippon Airways.

«Переломным стал 14-й год, — рассказывает Роман Тарантул. — Все из-за перепада курса валют. Это стало ключевым фактором. Просто для азиатских туристов резко все в два раза подешевело. Раньше, наоборот, был поток: все ехали из России в Китай, все эти легендарные шоп-туры в Суньку (Суйфыньхэ. — Прим. ТД). Они потеряли свою популярность».

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Роман Тарантул (@roman_tarantul)

По словам Романа Иванищева, именно благодаря иностранным гостям в кафе и ресторанах начали появляться морепродукты.

«Если мы вспомним, четыре-пять лет назад в ресторане заказать морепродукты было проблемно. Не было такого, что через полшага — краб, гребешок, устрица. Заходи, все свежее. [Под иностранцев стала развиваться] целая индустрия поставки морепродуктов. Начали открываться фермы морепродуктовые, начали всё это ловить, получать лицензии. Это и к вопросу выведения этой полубраконьерской деятельности в легальное русло, потому что ресторан не может постоянно в большом объеме работать на браконьерских продуктах», — рассказывает Иванищев.

Моржи и морковный крем

Туристической компании «Любо» скоро исполнится 29 лет. Она занимается и въездным, и выездным туризмом, но из-за коронавируса работа встала. Генеральный директор Любовь Золотоверхая не припомнит, чтобы нечто подобное происходило когда-нибудь до этого. Даже закрытие границы с Китаем в 2003 году из-за вспышки атипичной пневмонии компания перенесла намного легче.

Любовь Золотоверхая в перестройку заведовала отделом туризма в Приморском краевом союзе предпринимателей, а когда союз развалился, открыла с компаньоном собственную компанию. Сначала возила туристов из Приморья в Монголию.

«Была экзотика и хороший отдых. Совмещали с шопингом, покупали шубы и кожу», — вспоминает генеральный директор.

Владивосток, площадь Борцов Революции. 2019 год
Фото: Наталья Булкина

Потом пошли туры в Китай, шопинг-туры в Польшу и Турцию. В последнее время больше всего прибыли приносила организация поездок в КНР, но в 2020-м турфирма готовилась принять рекордное для себя количество китайских туристов. «Были очень большие планы и большая подготовительная работа. Мы бы этот год прожили замечательно, — сожалеет Золотоверхая. — Мы с рядом китайских компаний заключили договоры, они даже внесли нам предоплату. Компании, с которыми мы много лет работаем, сильные, надежные».

Среди представителей российской туриндустрии идут споры: сколько гости из КНР действительно приносят отечественным предпринимателям и бюджету. По информации Ассоциации туроператоров России, не меньше 50 процентов организованных туристов из Китая обслуживаются серыми китайскими компаниями. Председатель Ассоциации содействия русско-китайскому туризму Юрий Цуркан оценивает эту цифру в 80 процентов.

«Жители приграничного Китая, приезжающие к нам, большую часть своих проблем решают еще до выезда. Они гостиницы оплачивают на территории Китая, туры. Приезжая сюда, сувениры они тоже могут покупать в торговых точках, которые находятся под китайским управлением. Не раз видел, что китайцы рассчитываются уже на территории Владивостока с китайцами путем сканирования кода QR. То есть деньги не покидают пределы территории Китая. Это как если бы я на территории Китая переводил вам деньги через “Сбербанк онлайн”», — рассказывает Роман Тарантул.

Роман Иванищев считает, что ситуация не такая однозначная: «Есть некая заточенность под своих, но китайский турист — он же не раб. Когда он приезжает в город, он видит магазин, заходит в этот магазин. Он поел в китайском ресторане, а потом попил кофе в другом. Этот поток достаточно сильно изменился за последние пять лет. И потребительская корзина, и предпочтения китайского туриста очень сильно развиваются».

Компания «Аякс-тур» — один из лидеров по приему китайских туристов. Ее исполнительный директор и учредитель Ольга Коротя рассказывает, что чаще турфирма работает с гостями из приграничного Китая, но могут приезжать группы из Пекина или Шанхая. Она подтверждает: туристы сегодня хотят селиться в гостиницах с большим количеством звезд, могут позволить себе туры дороже и очень любят событийный туризм. Ее компания устраивала для них автопробеги, шахматные турниры, соревнования по зимнему плаванию.

 

Туристы из Южной Кореи предпочитают индивидуальные туры и ориентируются на мнение блогеров. Если перевести «Владивосток» на корейский и поискать в YouTube, можно увидеть десятки видео из поездок в Приморье. Где-то там и ролики, которые снял фуд-блогер Mino, чье путешествие организовал Роман Тарантул вместе со своими единомышленниками. В одном из видео Mino дегустирует стейк с гречкой, в другом — идет на открытие нового ресторана, которое его попросили посетить. Именно благодаря блогерам туристы из Южной Кореи охотятся во Владивостоке за морковным кремом.

«Потому что какая-то корейская блогерша приезжала во Владивосток, нашла этот крем. Он примитивный, стоит 30-50 рублей. Она намазалась, сказала, что он великолепный, — и все девушки принялись за молодостью кожи покупать этот дешевый морковный крем. До смешного. Была девушка в группе. Приходим в торговый центр большой, там лежит кремов семь той компании, а полка с морковным пустая. Она чуть ли не в слезах: “Мне нужен морковный крем”. Мы оббегали весь город и в итоге к самолету ей привезли. Когда вижу его в магазинах, теперь скупаю», — рассказывает Тарантул.

Японские туристы в своих запросах похожи на путешественников из Южной Кореи: также не ездят отдыхать большими группами, любят выезжать на природу. По сравнению с гостями из Китая, Южной Кореи и Японии путешественников из других стран нельзя назвать частыми гостями в Приморье, но и их количество растет. Например, за первое полугодие 2019-го в регион приехали 850 туристов из Австралии — на 600 человек больше, чем в предыдущем. Стало больше туристов из Индонезии, США и Индии, Франции.

Отдельный канал по поставке иностранных гостей — круизный туризм. Чаще всего лайнеры заходят во Владивосток, когда идут вдоль японских островов и на маршруте из Осаки в Ванкувер. В 2019 году они были в городе рекордное количество раз — семнадцать. Spectrum of the Seas и Quantum of the Seas, пятитысячники компании Royal Caribbean, стали самыми крупными судами, которые когда-либо прибывали в Россию. Для их швартовки у грузопассажирских причалов провели дноуглубительные работы.

Туризм умер?

Во время коронавируса продажа туров по России не заменила путевок в Таиланд и Китай, а российские туристы не смогли заменить иностранных. Их приехало даже меньше, чем в прошлом году: 700 тысяч вместо 4 миллионов. По данным губернатора Приморского края Олега Кожемяко, общий поток туристов уменьшился на 86 процентов.

По словам Любови Золотоверхой, ее компания выживает за счет помощи от государства. Руководительница взяла безвозмездный кредит на выплату заработной платы, доступный для предпринимателей, занятых в индустрии туризма, но в декабре ей перечислили последнюю выплату по этой программе.

Летние домики для отдыхающих, Приморский край
Фото: Наталья Булкина

В туристическом центре «Гавань» рассказывают, что держатся на туристах, которые хотят поехать в открытые для иностранцев страны: Танзанию, Доминиканскую республику, на Кубу, в ОАЭ. Но людей, которые могут себе это позволить, единицы. Генеральный директор компании «Мир путешествий» Анна Калинина работу своего туристического агентства решила заморозить.

«Агентство не работает со времени начала пандемии, введения карантинных мер. Туризм как таковой в Приморском крае умер, скажем так», — категорично заявляет Калинина.

Константин Шестаков говорит о том, что в регионе закрылось примерно 15 процентов «предприятий коллективного размещения». На Farpost можно найти объявления о продаже готового бизнеса — хостелов.

«Сеть гостиниц, из них есть ряд головных, основных. Чтобы выжили эти основные, нужно избавиться от вспомогательных. Все это связано с закрытием границ, нарушением потока туристов. Очень большой популярностью этот объект пользовался у корейцев», — объясняет мужчина, чей телефон указан в одном из таких объявлений. Он называет себя риелтором, представителем собственника.

Владельцу хостела Good Кириллу Гриценко, целевой аудиторией которого тоже были корейцы, пришлось перестроить всю систему работы. Раньше он искал гостей, сотрудничая с консульствами, туристическими фирмами, туристско-информационным центром Приморского края. Сейчас в основном у него останавливаются жители Приморья, приезжающие по делам во Владивосток, и заполняемость в межсезонье упала где-то на четверть.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Хостел Владивосток (@good_hostel_vl)

«Наши туристы дали возможность выжить, но заполняемости той, что хотелось, нет и ценовую политику, что была раньше, мы позволить себе не можем. Достаточно мощный удар коронавирус нанес по экономике, у людей нет платежеспособности, и мы вынуждены были опустить цены. Раньше цена в зависимости от сезона варьировалась от 700 до 900 рублей, сейчас 500», — рассказывает Гриценко.

«Мы вообще тогда не пострадали. Полгода не выезжали, но выживали. Тогда активнее шел внутренний туризм, — Любовь Золотоверхая, как её фирма работала во время вспышки атипичной пневмонии. — Тогда были поездки и по России, и по Приморью. Больше люди обращались к турфирмам. Сейчас это все стало доступно и свободно, турист помолодел. Люди сейчас самостоятельные, мобильные очень. А тогда все семьями приходили, обращались».

Ни света, ни сервиса

На вопрос, почему туристы не поехали массово отдыхать в Приморье вместо Таиланда, эксперты отвечают: это слишком дорого.

По данным ассоциации «Приморский региональный союз туриндустрии», программа продажи туров с кешбэком по России в регионе не сработала. С ее помощью граждане могли получить возврат до 20 тысяч рублей от суммы, заплаченной за путевки. Нужно было зайти на специальный сайт, выбрать турпродукт и оплатить его картой «Мир». Но и в таких условиях вместо 3 миллионов российских туристов, на которые рассчитывали в правительстве, предложением воспользовались 300 тысяч. Продажи туроператоров выросли в среднем на 40 процентов по сравнению с аналогичными периодами прошлого года, но большинство их клиентов остановилось на поездках в Краснодарский край.

«Дальневосточники, может, стали активнее ездить по региону. Камчатка долетала, Сахалин долетал, и наши туда. Спасение утопающих руками самих утопающих», — предполагает Роман Иванищев.

Приморский край
Фото: Наталья Булкина

По словам Константина Шестакова, в регион действительно приехали постоянные посетители приморских пляжей — туристы из Амурской области, Хабаровского края, но появились также и гости из Сибири. Этим летом они смогли обеспечить заполняемость прибрежных баз отдыха.

Директор туристической компании «Парус» Кирилл Матюшкин рассказывает: в этом году на его базу отдыха «Морская» в Хасанском районе, как всегда, приезжали из Владивостока, Уссурийска и Хабаровска. Были и редкие гости из других регионов, но предприниматель считает, что пока зазывать столичных туристов на местные пляжи рано.

«Логистики транспортной нет, общественного транспорта, который бы ходил до всех точек, нет. Энергообеспечение Хасанского района отвратительное. Линии электропередачи, которые там существуют, не обновлялись уже почти 70 лет. Поэтому при сегодняшней загруженности, а только на бухте Витязь 74 базы, напряжение в сети 150 вольт. Это неприемлемо. Люди сидят в полумраке. Недополучают сервиса», — говорит Матюшкин.

Хасанский район — центр пляжного отдыха в регионе. Здесь же расположен и национальный парк «Земля леопарда», поэтому власти хотят развивать в Хасанском районе экологический туризм. Энергосистемы района также планируют модернизировать — в сентябре 2020 года премьер-министр России Михаил Мишустин подписал соответствующее поручение. Сам Кирилл Матюшкин сейчас ищет инвесторов для реконструкции собственной турбазы и создания информационной платформы, где аттестованные базы отдыха могли бы рассказывать о своих услугах.

Владивосток
Фото: Наталья Булкина

В октябре, несмотря на коронавирусный кризис, в другой части региона — игорной зоне «Приморье» — открылось второе казино. Судя по инстаграму заведения, на открытии выступал Леонид Агутин. На своей странице в фейсбуке Константин Шестаков анонсировал новые шаги для продвижения туристической индустрии региона — приглашение теперь не корейских или японских, а якутских блогеров.

«Наши в департаменте туризма молодцы — рекламируют регион. Но хозяйственно-бытовые вопросы требуют решения. Это и дороги, и пробки, и общественный транспорт», — говорит Роман Тарантул. Он вспоминает, с каким трудом корейские туристы вынуждены карабкаться на мыс Вятлина — он очень популярен среди них из-за того, что сверху похож на корейский полуостров. Благоустроенной дороги к этому мысу нет.


Этот текст — российская часть трансграничного проекта «Домашний сезон: внутренний туризм во время пандемии».

Редактор — Владимир Шведов

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Службы помощи людям с БАС Собрано 5 550 456 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 307 447 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 325 209 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 658 751 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 231 651 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 40 255 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 689 092 379 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Владивосток. Спортивная набережная. 2019 год

Фото: Наталья Булкина
0 из 0

Владивосток

Фото: Наталья Булкина
0 из 0

Владивосток, маяк "Токаревская кошка". 2019 год

Фото: Наталья Булкина
0 из 0

Владивосток, площадь Борцов Революции. 2019 год

Фото: Наталья Булкина
0 из 0

Летние домики для отдыхающих, Приморский край

Фото: Наталья Булкина
0 из 0

Приморский край

Фото: Наталья Булкина
0 из 0

Владивосток

Фото: Наталья Булкина
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: