Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Наталья Булкина для ТД

Места обитания крупной группировки тигров в Хабаровском крае совпали с месторождением золота. Золотодобытчики обещают властям щедрые налоговые отчисления, а жителям соседних сел — работу. Полем битвы зоо- и золотозащитников стало охотхозяйство, которое уже много лет принимает иностранных туристов, мечтающих увидеть амурских тигров хотя бы мельком

Чаще всего тигры общаются друг с другом с помощью запахов. Помечают свою территорию пахучими метками на камнях или на деревьях, оставляя еще и следы когтей на коре — «задиры» — или на земле — «поскребы».

— Дыхни-дыхни и понюхай, — объясняет охотовед Александр Баталов и тут же показывает, как это правильно сделать.

С усилием он дважды выдыхает на расплывшееся на коре темное пятно, как на замерзшее стекло. Я пытаюсь повторить — на морозе запах различается с трудом. Кажется, от маркировочного дерева пахнет чем-то рыбным.

Александр Сергеевич Баталов — директор лесоохотхозяйства, в котором мы сейчас находимся. Ему 69, но голос, в котором много мальчишеских интонаций, молодит его лет на десять. По дороге он рассказывает, как правильно переводить с тигриного на человечий:

— Тигр понюхает и подумает: «Боже мой! Так здесь же самчара живет! Такой огромный! Значит, был вчера, а до этого был еще раньше, то есть это его место любимое. Значит, надо с ним встретиться. А хватит ли у меня силенок с ним встретиться?»

Конечно, зверь не поймет по запаху точный вес конкурента и размер, но больное и старое животное пахнет не так, как здоровое и молодое.

К маркировочному дереву ведут припорошенные снегом следы. Скорее всего, тигр приходил сюда вчера.

— Я вижу по следам, что небольшой зверь. Раз может маркировать, значит взрослый. Раз небольшой и взрослый, значит самка, — рассуждает Александр Сергеевич, садясь в машину.

Как взвесить медведя

Лесоохотхозяйство «Дурминское» — это 19,5 тысячи гектаров леса в 150 километрах от Хабаровска. Попасть сюда с первого раза в октябре не получается из-за повалившего на полпути снегопада. Ехать оставшиеся до «Дурминского» какие-то 35 километров Александр Баталов не решается: нужно будет преодолеть перевал. Вернувшись в Хабаровск, мы обнаруживаем чистые улицы и траву на газонах: в городе не выпало ни снежинки. Снова едем только спустя два дня, чтобы пройти по колее, оставленной колонной охотников.

На территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД
На территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

В лес Баталова тянуло с детства, проведенного в алтайской деревне. Он вспоминает, что за взрослыми охотниками ходил «как собака». Во время учебы в Иркутском сельскохозяйственном институте на биолога-охотоведа Баталов, начитавшись «Дерсу Узала» Арсеньева, выбрал для практики Приморский край. В пользу «уникального района планеты Земля» сыграло и то, что там бок о бок обитают северные и более южные виды животных: рысь и тигр, бурый медведь и гималайский, волк и енотовидная собака. Пройдя практику, Баталов остался работать в Приморском крайпотребсоюзе старшим охотоведом.

Баталов говорит, что хозяйства были хорошо организованы и использовали все охотничьи ресурсы тайги. Добывали мясо, пушнину, попутно лекарственное и техническое сырье. Позже охотовед занялся и изучением животных.

— Хищники — это животные, завершающие пищевую пирамиду. Звери, вобравшие в себя все! — говорит Баталов. Он вспоминает, что десять лет изучал на своем участке в Приморье крупных хищников, в основном бурых медведей, и их воздействие на других зверей. За это время добыл больше 40 особей.

На вопрос, как сочетались изучение медведей и охота на них, отвечает:

— Это же был научный материал — я измерял объемы желудков, черепа обмеривал. Даже научился взвешивать! Представь: 150—200 килограммов медведь! Ты попробуй его взвесь! Научился. Ночевал по двое суток на следах. До того был увлечен и мотивирован! Как не сгинул?!

Александр Баталов в сосновой роще, которую он с соратниками посадил более 20 лет назад на территории охотхозяйства «Дурминское». Выпавшим снегом сломало ветки деревьев
Фото: Наталья Булкина для ТД
На территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

Продолжал Александр Сергеевич двигаться и по карьерной лестнице. Возглавил Дальневосточное отделение ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства в Хабаровске, потом стал заместителем директора по научной работе в Большехехцирском государственном природном заповеднике.

Эксперимент

Чем ближе мы к охотхозяйству, тем больше снега на дороге и меньше машин. На верхушках деревьев виднеются «гнезда» гималайских медведей. Они любят усесться в развилках сучьев и поедать с веток орехи и ягоды, обглоданные подкладывая под себя.

По словам соучредителя лесоохотхозяйства Леонида Седнева, когда-то везде здесь рос кедр. Но в советское время на территории прошло несколько рубок ценных пород. До сих пор в самых труднопроходимых местах можно найти невывезенные штабеля деревьев. На пути, по которому мы едем, раньше лежало железнодорожное полотно, чтобы доставлять древесину из тайги было легче.

После развала Советского Союза генеральный директор Дальлеспрома — большой любитель охоты — решил сделать здесь охотхозяйство для своего коллектива. Так в 1993 году появилось лесоохотничье хозяйство «Дурминское». Идея была в том, чтобы на одной территории заниматься охотой, восстанавливать численность животных, лес и бережно заготавливать отдельные виды древесины. Баталов стал директором и одним из соучредителей. Сегодня он и Леонид Седнев — единственные владельцы лесоохотхозяйства.

На территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

Новая работа дала Александру Сергеевичу возможность воплотить в жизнь все, чему он научился за годы работы научным сотрудником.

— Заповедник — это эталон природы, где вмешиваться в природный процесс нельзя, а тут можно экспериментировать, — добавляет Баталов.

Несмотря на рубки, в хозяйстве сохранились небольшие участки с дубом и кедром, в основном на крутых склонах гор, куда было трудно добраться лесозаготовителям с техникой. А дуб и кедр — основные кормовые породы для копытных, к примеру для кабанов, которые питаются их желудями и орехами.

Став директором, Баталов первым делом закрыл на несколько лет охоту, чтобы поголовье изюбрей, кабанов, косуль и соболей могло восстановиться. Одновременно он создал в охотничьих угодьях зоны покоя и воспроизводственные площадки, где на зверей не охотятся до сих пор.

— У меня запрещено добывать взрослых самок. Это репродуктивное ядро у кабанов, изюбрей, косуль. А мелочь народившуюся беру в определенном пределе. И у меня всегда плотность животных хорошая.

Река Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД

Крупных «трофейных» секачей — самцов кабана — в хозяйстве тоже стараются не трогать. Они не только защищают семейную группировку от хищников, но и, «как бульдозеры», протаптывают дорожки в глубоком снегу для других животных. Путевки на отстрел гималайских медведей охотовед не продает вовсе, считая охоту на этих редких зверей варварством.

По дороге в центральную усадьбу хозяйства мы заезжаем поздороваться к охотникам, которые пробили для нас колею. Раньше в этих домиках был учебный центр, где проходили практику студенты-лесотехники. Охотники делятся свежепожаренной рыбой, завернутой в бумажные салфетки, и оставшиеся 8 километров до пункта назначения я пытаюсь удержать промасленные кульки в руках и не врезаться головой в потолок. Машина с трудом пробирается сквозь грязь и снег. Баталов всем туловищем наваливается на руль.

Наконец спустя семь с половиной часов пути от Хабаровска мы выезжаем на большую усыпанную свежим снегом (еще два дня назад здесь не было и снежинки) поляну с деревянными домиками.

Примерно половину года Баталов проводит в Хабаровске, а половину — здесь, в центральной усадьбе хозяйства. С ним работают два сторожа и два егеря. Один из них — сын Александра Сергеевича.

«Гнезда» белогрудого гималайского медведя на дереве. Гималайского медведя можно назвать вегетарианцем — большую часть его рациона составляет растительная пища. Медведь залезает на деревья за плодами и ягодами, для удобства заламывает ветки под себя и лакомится
Фото: Наталья Булкина для ТД
На территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

Заходим в столовую. Здесь все украшено изображениями тигров. Подвески с нанайскими и удыгейскими узорами, которые сплетаются в тигриные морды, фигурка улыбающегося тигра, тигра с балалайкой, магнитик с мультяшным хищником и надписью «Съел бобра — спас дерево». Именно тигры сделали охотхозяйство и его хозяина известными.

Отрезанные ледником

Исторически тигры — представители южной фауны; в России они живут в экстремальных для себя условиях, все равно что люди за полярным кругом. По словам генерального директора центра «Амурский тигр» Сергея Арамилева, тигры стали «заложниками» изменения климата. Несколько десятков тысяч лет назад во время очередного всемирного похолодания образовавшиеся ледники изолировали группу обитавших здесь животных от их сородичей, живущих южнее. По этой же причине на юге Дальнего Востока оказались и гималайские медведи, и дальневосточные леопарды.

С приходом в эти места переселенцев с запада тигр стал одним из промысловых видов. Более того, хищники постоянно нападали на людей. Баталов рассказывает, что читал, как в 20-х годах прошлого века во время строительства железной дороги в некоем поселке Охотничьем тигры почти каждую ночь убивали по одному из рабочих.

По данным WWF, к 30-м годам прошлого века численность тигров сократилась с 1000 до 30 особей. В 1947 году добычу этих животных в СССР запретили, и эта мера действует до сих пор. Сейчас в России живет около 580—600 тигров. Большая часть — в более южном Приморском крае и около 100 — в Хабаровском.

На зимовку в домики залетают божьи коровки и другие жуки
Фото: Наталья Булкина для ТД
В охотхозяйстве «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

Численность тигров восстанавливают разными способами: ловят браконьеров, открывают центры реабилитации для раненых животных и тигрят, оставшихся без матери, организуют особо охраняемые природные территории, где воздействие человека на среду ограничено.

Если тигр по какой-то причине выходит к людям, на место выезжают специалисты групп по разрешению конфликтных ситуаций между человеком и крупными хищниками. Тигров, которые представляют угрозу для человека, отлавливают — правда, случаи нападения хищников на людей скорее редкость. Чаще они охотятся на домашних животных. И их владельцы могут получить возмещение ущерба. Например, недавно жителю Приморья, чью кобылу придавил хищник, купили новую лошадь— схожей породы и такого же возраста.

«Пяточки»

Каждый год численность тигров считают на специальных участках для мониторинга и раз в десять лет — на всей территории его обитания.

Баталову не нравится, когда журналисты пишут, что у него на территории живет столько-то тигров, потому что тигры — территориальные животные. У каждой особи свои охотничьи участки: самке достаточно 30—40 квадратных километров, а самцу требуется до 150. На границах они могут пересекаться. К тигрицам на своих участках тигры обычно относятся терпимо, а других самцов прогоняют.

— Я своим хозяйством вхожу в территорию охотничьих участков пяти-шести тигров. Периодически [они] приходят ко мне, оставляют «почту», кушают, давят копытных, общаются между собой, тигрят выводят, — объясняет Баталов.

Мишень на стрельбище на территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД
Пристрел мишени на стрельбище в охотхозяйстве «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

Территория «Дурминского» входит в состав Хорского модельного участка размером 131,5 тысячи гектаров. С 1999 года на участке проводят ежегодный мониторинг численности тигра. В первый раз зафиксировали четыре хищника, а в 2020 году — 15. Больше всего тигров учли в 2016-м — 22 особи. Тогда же фотоловушки Баталова сняли в хозяйстве двух тигриц с четырьмя и тремя тигрятами — редкое сегодня явление.

С 2012 года мониторингом тигров на Хорском и на соседнем участках занимается Баталов. Для работы привлекает егерей и охотоведов, потому что задача непростая. По методике нужно пройти 45 маршрутов общей длиной 630 километров, когда-то определенных еще первыми исследователями, и подсчитать на них количество зверей по следам. Выдвигаются обычно спустя пять дней после снега, чтобы хищники успели наследить, и стараются действовать максимально быстро, чтобы успеть до следующего снегопада. Для точности замеры делают в декабре, а потом в феврале.

Работа может быть опасной. Если заглохнет мотор снегохода, нужно уметь выживать в заснеженной тайге хотя бы в течение суток, знать, где неподалеку ближайшие зимовья. По дороге можно встретить и черных лесорубов, которым лишние свидетели не нужны.

Отличить одного тигра от другого можно по размеру его «пяточки» на передней лапе, по направлению и свежести следов. Бывают сложные ситуации, когда в одном районе группируются тигры примерно с одним размером. Тогда Баталов завозит туда фотоловушки, опрашивает местных охотников, проходит отдельно по каждому подозрительному следу — проводит «тропление». Помогает и то, что охотовед за своими угодьями следит круглый год. Регулярно просматривает записи с фотоловушек, которые устанавливает в местах переходов хищников, измеряет все встреченные в охотхозяйстве следы.

Александр Сергеевич Баталов в охотхозяйстве «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД
Александр Сергеевич Баталов в охотхозяйстве «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

Спрашиваю, может ли тигр представлять опасность для человека.

— Мы теплокровные — потенциальная добыча, но крайне редко вызываем у них интерес в качестве корма. Если есть вокруг другие животные и человек никогда не входил в его рацион, он старается человека избегать, — отвечает Баталов.

Охотовед прибавляет, что за годы сосуществования с человеком были отобраны самые спокойные и неконфликтные особи. Остальных просто уничтожали. Но все же за время жизни в тайге он научился «нутром чувствовать», есть ли рядом тигр. Если вороны сидят на деревьях, внизу может быть «давленина», а неподалеку и хищник. В местах, где живут тигры, лучше не ходить в сумерках — в это время у тигров усиливается активность. И, если увидел свежие следы, не надо по ним идти.

Золото

На снимках с фотоловушек Баталова с прошлого года можно увидеть не только кабанов, тигров, медведей, но и ездящие туда-сюда грузовики и тяжелую технику. На территории охотхозяйства началась геологоразведка.

На советском УАЗе-трансформере с открытым кузовом и на колесах от «Урала», гордости егеря Алексея, мы едем к месту, не дающему работникам «Дурминского» покоя.

— Была какая-никакая дорога, доступная. Проходили всегда мы на машинах, — жалуется Алексей, пока мы, как и вчера — по дороге на базу, подпрыгиваем на колее из грязи и снега.

Лесные лыжи, подбитые шкурами
Фото: Наталья Булкина для ТД
Лесные лыжи, подбитые шкурами
Фото: Наталья Булкина для ТД
На территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

Свой вездеход он соорудил летом как раз для того, чтобы ездить по разбитой дороге. Разбили ее, по словам механика, новые соседи, пока завозили технику.

Через 15 минут упираемся в самодельный шлагбаум посреди лесной дороги «Проезд запрещен». Сквозь деревья виднеются вахтовки и синий тент, гудит генератор. Дальше по перегороженной дороге — участок золотодобытчиков.

О том, что в бассейнах рек Дурмин и Обор может быть золото, догадались еще советские геологи. На протяжении XX века здесь искали руду в земле, золотой песок в реках, проводили испытания проб.

В 2005 году лицензию на разведку и добычу полезных ископаемых получила компания «Рос-ДВ», затем в 2007-м она была переоформлена на Восточную горно-рудную компанию (ВГРК). Бывший директор филиала ООО «ВГРК» в Хабаровске, а теперь исполнительный директор компании «Пасифик Майнинг» Игорь Кузьмин рассказывает, что предыдущая компания была признана банкротом из-за недостатка финансирования со стороны инвесторов. Она успела провести геологоразведку, защитить запасы месторождения — около 8,5 тонн, но проектные работы закончить не успела. Кузьмин смог найти новых инвесторов, и имущественный комплекс ВГРК вместе с лицензией выкупила новая специально созданная для разработки этого месторождения компания «Пасифик Майнинг».

По словам Кузьмина, «лидирующую позицию» среди инвесторов компании занимает американец Томас Боуэнс. На сайте созданной им компании IG Global Group «Пасифик Майнинг» указана как дочернее предприятие.

— Томас — знаковая фигура для дальневосточной геологии, — добавляет Кузьмин.

На территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД
На территории охотхозяйства «Дурминское»
Фото: Наталья Булкина для ТД

Боуэнс, появляющийся в телесюжетах чаще всего в ковбойской шляпе, по данным краевых СМИ, единственный геолог-иностранец, у которого есть сертификаты первооткрывателя российских месторождений. Родился в крошечном городке в Западной Вирджинии, где большая часть жителей занималась добычей угля. «Открыватель земель к западу от Аппалачей — прадед в пятой степени Боуэнса», — пишут в «Хабаровском крае сегодня». Тридцать лет геолог занимается международной разведкой полезных ископаемых. В 2000-х годах приехал в Хабаровский край.

«Я изучал космические снимки великой Тихоокеанской вулканической дуги. Она протянулась от побережья Америки по краю океана на российский Дальний Восток. Я догадывался, что в ваших краях должно быть очень много таких медно-порфировых залежей. Я нутром чувствовал, что тут можно открыть несколько крупных месторождений», — рассказывал Томас Боуэнс хабаровским журналистам.

Под его руководством было открыто месторождение Светлое на севере региона. Сейчас там добывает золото компания «Полиметалл». Затем — крупнейшее в России месторождение меди Малмыжское с запасом около 5 миллионов тонн. «Русская медная компания» купила ООО, владеющее лицензией, и сейчас готовится к освоению.

По словам директора «Пасифик Майнинг» Игоря Кузьмина, в компании считают, что и у Дурминского месторождения запасы золота значительно больше заявленных. Еще два года компания будет вести дальнейшую разведку — «Пасифик Майнинг» уже получила лицензии на два дополнительных участка, фланги одного месторождения.

Золотодобытчики также рассматривают вариант создать в «Дурминском» центр обработки обогащенной руды с соседних рудоносных площадей. Разместить его хотят не на самом месторождении, а ближе к дорогам и источникам электроэнергии. В компании считают, что из-за удачного расположения здесь можно будет выгодно перерабатывать даже руду с небольшим содержанием золота.

На таежной дороге
Фото: Наталья Булкина для ТД

— Предварительная бюджетная эффективность — порядка 1 миллиарда 200 миллионов в год. Это прямые налоги без НДС. Где-то 700 рабочих мест, — говорит Игорь Кузьмин. — Однозначно, будет реконструирована транспортная инфраструктура данной территории, что увеличит доступность благ цивилизации для населенных пунктов. Надеюсь, это наконец позволит электрифицировать в XXI веке ряд населенных пунктов, которые этого не дождались, — говорит Кузьмин.

По его словам, предприятие планирует готовить в поселке Хор специалистов горнодобывающей промышленности. Золота должно хватить на добычу на протяжении предварительно 10—15 лет.

«Мы о тиграх думаем больше, чем о людЯх!»

Поселок Дурмин, который находится в 30 километрах от месторождения, встречает гостей развалинами бондарного завода. После его закрытия жители поселка работают либо в расположенной по соседству военной части, либо на вахтах. Живут здесь, по данным на 1 января прошлого года, около 700 человек.

После того как «Пасифик Майнинг» заявила о своем намерении добывать золото неподалеку, поселок стал часто мелькать в сюжетах теленовостей о праздниках, которые компания устраивает для сельчан: концерт в честь 80-летия, открытие обелиска с именами фронтовиков ко Дню Победы. Еще канцтовары для школьников к 1 сентября. Игрушки в детский сад. Продуктовые наборы для неимущих.

Жителям обещают, что нанимать будут бульдозеристов, экскаваторщиков, водителей самосвалов, поваров, слесарей — всего 15 специальностей. Плюс понадобятся рабочие для строительства дорог. В компании считают, что лесная дорога, ведущая к месторождению, пришла в негодность от того, что ею много лет никто не занимался, но на ее месте будут строить новую — сейчас решают, какую именно.

В поселке Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД
В поселке Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД
В поселке Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД

Безработный житель Дурмина Александр Завьялов, раньше трудившийся водителем на добыче золота в северных районах края, говорит, что тигры могут, например, уйти в Приморье, а людям нужна работа. Бывшая заведующая детским садом Татьяна Разина более категорична:

— Тигры уже нас достали! Они на ручье у нас ходят как у себя дома. Люди видели. Следы видели. У нашего же главы днем сняла с цепи собаку тигра. Страшно жить! Как можно?!

— Мы же должны в первую очередь думать о людЯх, а не о тиграх и всем остальном. А то мы о тиграх думаем больше, чем о людЯх! — возмущается глава поселка Сергей Краузе.

Глава поселка уверяет, что большинство за добычу золота:

— Кто-то приходит в администрацию. Людям же интересно. Спрашивают: а правда, что прииск будет открываться? Ой! Хоть рабочие места будут. Представляете, молодая семья, муж по командировкам за много километров, а жена с детьми тут дома. Это семья, что ли?

Краузе признает, что есть и жители, которые опасаются, не пострадает ли природа от золотодобычи. Например, одна женщина из местного совета депутатов, но чиновник считает, что во всем виноват Баталов.

— Александр Сергеевич ее обработал! — возмущается Сергей Краузе. — Нам от него не холодно и не жарко. Он там уже двадцать с лишним лет предприниматель и ни разу никакой помощи поселку не оказал. Даже в День тигра! Если он болеет за тигров, почему праздник не провести?

Житель Дурмина Владимир Бякин — бывший лесничий и человек, выживший после нападения тигра. Он против добычи золота неподалеку от поселка.

Бякин встретил тигра примерно в 8 километрах от Дурмина в тайге. Хищник вгрызся ему в ноги, но уже лежа Владимир смог ножом порезать тигра, а потом добить из ружья. Как ни странно, на животное он не зол. В тот раз он впервые за 40 лет работы в тайге увидел тигра вживую.

В поселке Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД
В поселке Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД
В поселке Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД

— Я его понял — это умный зверь, рассудительный. Он не сделает лишнего движения. Если кабан атакует, он идет прямо в лоб, в атаку. А тот — нет. Влево отскочил, вправо, ближе, ближе. И по нему я, хоть и с ружьем был, не мог прицелиться, потому что он не давал возможности.

Как и еще около 200 дурминцев, Бякин подписал обращение к губернатору края, тогда еще Сергею Фургалу, против золотодобычи. Учителя биологии и химии района имени Лазо, к которому относится Дурмин, и школьники — участники объединения «ЭкоЛазо» написали письмо президенту, дополнив его подписями жителей соседнего поселка Сита. Глава администрации и председатель совета депутатов Ситы отправили обращение к депутату Государственной Думы от Хабаровского края.

— Это все может катастрофически сказаться на природе! — говорит глава Ситинской администрации Евгений Лупин. Он подчеркивает, что дает интервью как обычный житель. — Я истинный житель района имени Лазо, я здесь родился и считаю так.

Лупин добавляет, что в поселке есть большие залежи тугоплавких глин.

— Пускай этот инвестор строит кирпичный завод по изготовлению керамики, пожалуйста, — говорит он.

Привилегия видеть тигров

Пока местные жители не могут определиться, рады они тиграм под боком или нет, в «Дурминское» из разных стран мира съезжаются туристы. Первые гости начали приезжать в охотхозяйство в 2020 году. К настоящему времени здесь побывали иностранцы из 26 стран.

Чаще всего туристы ездят в «Дурминское» зимой. Летом передвигаться по тайге сложнее: гнус, в кустах поджидают клещи — переносчики энцефалита. И сами туристы жаждут именно зимних поездок.

— Все хотят видеть следы тигра на снегу и верить, что типично южный вид живет зимой в России, — говорит Баталов.

Тигриные следы выводят на дорогу. След, предположительно, вчерашний, покрытый свежим снегом. Александр Баталов указывает направление, в котором ушел тигр
Фото: Наталья Булкина для ТД

Конечно, увидеть тигра вживую мало кому удается. Охотовед к этому и не стремится — надоедать хищникам может быть опасно. Он и его сотрудники водят туристов каждый день по новым маршрутам к свежим следам тигров, устанавливают с ними фотоловушки. На месте туристы получают фото и видео.

Британка Сьюзан Тис была в «Дурминском» пять раз. Однажды ей все-таки удалось увидеть тигрицу, когда она в машине с другими туристами ехала по дороге.

— Она послушала машину, повернула голову и посмотрела на нас. Это все секунды. Все в машине, кроме меня, попробовали сфотографировать, а я просто смотрела, — рассказывает Сьюзан. — [Тигрица] посмотрела на нас и одним огромным прыжком — это было очень впечатляющее движение — перескочила дорогу и исчезла в снежной тайге. Это было несколько секунд, но я была очень взволнована. Это большая привилегия — видеть тигров!

Сидя на карантине в своем доме на южном побережье Великобритании, Сьюзан смеется, что знакомые считают ее сумасшедшей и не понимают, почему она снова и снова едет в тайгу. Сьюзан же объясняет, что ни в Великобритании, ни в Европе не осталось такой дикой природы — даже если ты за всю поездку в «Дурминское» ни разу не увидишь тигра, чувство его присутствия постоянно будет с тобой, а Баталов очарует тебя своими историями.

Туристические группы обычно небольшие — до шести человек. Живут в домиках, которые в охотхозяйстве оформили в стиле животных, которые здесь обитают. Моются в бане. Сейчас в охотхозяйстве переделывают под спальное место вахтовку — для тех, кто хочет провести ночь в чаще, а таких немало.

Александр Баталов нюхает дерево, возле которого он увидел следы тигра. Предположительно, это тигрица. Она оставила метку на дереве, сообщение другим тиграм
Фото: Наталья Булкина для ТД
Маркировочное дерево — место, где тигры оставляют запаховые метки, сообщения друг для друга. Можно заметить кору дерева более темного цвета, там была оставлена метка
Фото: Наталья Булкина для ТД

— Едем мы на маршрут, а он завален, и им так нравится это, когда мы идем по дикой! Понимаешь? В дикой обстановке! Попробуйте вы так по Европе поездить, по чаще! Их так это дело возбуждает! — смеется Баталов.

В честь гостей охотовед дает тиграм имена. Рашель — в честь журналистки из Австралии. Хуна — из-за возлюбленной одного из гостей, родители которой никак не давали разрешение на свадьбу. У пары родился сын Тоби, и тигренка Хуны назвали так же.

Бывают известные туристы. В 2017 году в «Дурминском» был британский скульптор Марк Корет, который специализируется на скульптурах животных в движении и в поисках вдохновения путешествует по миру. В 2012 году созданную им скульптуру известного в Великобритании скакового коня открыла королева Елизавета II в первый день королевских скачек Royal Ascot. В «Дурминском» Корет из глины слепил шесть фигурок тигров, чтобы позже отлить их из бронзы. Две оставил у Баталова, а позже прислал каталог выставки, куда вошли работы.

Часто в охотхозяйство приезжают журналисты и документалисты. Пять лет назад — Financial Times, в 2020-м — немецкий документалист Франц Хафнер. Потом в письме он написал, что в Хабаровском крае наиболее удачная съемка тигров и других диких зверей получилась именно в «Дурминском». Хозяйство попадало в список лучших мест для путешествий британского журнала Travel + Leisure.

Постепенно в хозяйстве свели к минимуму охоту на копытных — чтобы больше доставалось тиграм. Сейчас в «Дурминском» говорят, что продают путевки только давно знакомым охотникам, детям первых учредителей, а зарабатывают на приеме туристов.

«Язва на теле тайги»

Когда стало известно, что поблизости хотят добывать золото, Баталов попытался встретиться с губернатором, давал интервью СМИ. Так же он действовал и в 2014 году, когда добывать ценный металл собиралась предыдущая компания. Охотовед до сих пор считает: работы так и не начались из-за того, что природоохранные организации и ученые вместе выступили против.

Баталов рассказывает, что в советское время на месте его базы был поселок геолого-разведочной партии. И он даже как-то общался с геологом, который здесь работал.

По дороге в поселок Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД
По дороге в поселок Дурмин
Фото: Наталья Булкина для ТД

— Я с последними геологами разговаривал где-то в 95-м году. Здесь работал Дальневосточный институт минерального сырья. Они тоже пытались искать, располагали архивными материалами, но отказались. Потому что объемы небольшие, а последствия невосполнимые, — говорит охотовед.

Больше всего Баталов боится, что добыча золота может загрязнить местные реки. Золотодобытчиков он то и дело называет «злодеями» — и то и другое слово начинается на «З».

— Это спор между двумя хозяйствующими субъектами, — говорит исполнительный директор «Пасифик Майнинг» Игорь Кузьмин. — На одной территории находятся два природопользователя. Один использует предоставленные государством природные ресурсы на основании законодательства — это недра. Второй использует охотничьи ресурсы в соответствии со своей уставной деятельностью и пытается использовать федеральные природные ресурсы и краснокнижных животных для своей коммерческой деятельности. И присутствие кого-либо другого его там, естественно, не устраивает.

Но против добычи золота выступают эксперты, изучающие тигров и занимающиеся охраной природы.

Научный сотрудник Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения Российской академии наук (ИВЭП ДВО РАН) Сергей Колчин отмечает, что территория «Дурминского» и его ближайших окрестностей — практически северная окраина ареала тигра, поэтому негативные факторы влияют на него здесь сильнее. Колчин называет это место «критически важным для сохранения всей популяции».

— Тигры внутри ареала не распределены хаотично, а есть стабильные размножающиеся группировки, репродуктивные ядра, и их можно по пальцам посчитать. В основном все эти очаги связаны с территориями заповедников и национальных парков. В бассейне Дурмина, Обора, Кии, среднего течения реки Хор сосредоточена самая крупная группировка в Хабаровском крае за пределами особо охраняемых природных территорий, — говорит биолог.

Лесная дорога. Дальше располагается территория предполагаемой золотодобычи. Проехать по этой дороге можно только на высокопроходимом транспорте, так как она находится в плохом состоянии из-за проезжающих тяжелых большегрузных машин
Фото: Наталья Булкина для ТД
Проход по дороге перекрыт шлагбаумом, установленным золотодобытчиками
Фото: Наталья Булкина для ТД

По словам биолога, соседние участки из-за антропогенной трансформации уже менее пригодны для обитания тигра, а река Дурмин и сопредельная с ней территория выполняют роль экологического коридора, по которому тигры могут перемещаться на другие комфортные для них территории.

Гендиректор центра «Амурский тигр» Сергей Арамилев считает, что, если тигров вытеснят с этого участка, для них останется мало территории, куда они смогут переместиться.

— Оставшиеся леса могут вместить порядка 700—800 тигров. Потому что наши тигры — это территориальные животные. Один самец другого на свою территорию не пускает. Россия — одна из немногих стран, которая прикладывает усилия для их сохранения, у нас сейчас порядка 600 тигров обитает. Каждый клочок леса, где могут быть высокие плотности копытных животных, очень важен.

В 2010 году была принята Стратегия сохранения амурского тигра в России. Там сказано, что амурский тигр может адаптироваться практически ко всем формам хозяйственной деятельности, за исключением разработки полезных ископаемых. Закон «О животном мире» запрещает «действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности или нарушению среды обитания объектов животного мира, занесенных в Красные книги». Поэтому, по мнению руководителя программы по особо охраняемым природным территориям отделения Greenpeace в России Михаила Крейндлина, «никаких правовых оснований» работать в этом месте у золотодобытчиков нет.

По словам Крейндлина, добыча золота открытым способом, которая планируется в «Дурминском», означает взрывные работы, строительство карьера, обогатительной фабрики, где руду обрабатывают чаще всего с помощью цианидов. Отходы после сливают в искусственные озера — хвостохранилища, «которые периодически прорываются».

Научный руководитель ИВЭП ДВО РАН Борис Воронов опасается, что в случае прорыва хвостохранилища или дренирования через почву вредные вещества могут попасть в Дурмин, Обор, далее — в Петропавловское озеро, популярное место отдыха среди жителей Хабаровска, и даже в Амур. Ученый изучал проект, подготовленный предыдущей компанией, и указывает, что в нем не проработаны вопросы возможного воздействия предстоящих работ на человека, окружающую природную среду и вопросы их охраны. Воронов также отмечает, что защищенные на данный момент запасы золота просто не стоят ущерба, который может быть нанесен краснокнижным видам животных, растений и человеку.

По словам Игоря Кузьмина, предыдущий технический проект разработки носил только предварительный характер и в нем было указано, что реальные работы будут проводиться по отдельным проектам. Кроме того, ситуация за прошедшие годы успела поменяться. После того как будут заново определены запасы золота, подготовят новый документ, который пройдет экологическую экспертизу и общественные слушания.

Александр Баталов смотрит фотографии со снятых фотоловушек
Фото: Наталья Булкина для ТД
Палочки, которыми Александр Баталов измерял длину найденных тигриных следов. В кучке лежит 74 палочки — это значит, что за прошлую зиму он увидел 74 следа. Средняя длина пяточки самки — 9 сантиметров. Александр Баталов проводит аналогию со средним размером ноги людей — это примерно 37-й размер. Средняя длина пяточки самца — 10 сантиметров
Фото: Наталья Булкина для ТД
Александр Баталов показывает на карте территорию охотхозяйства и территорию наблюдений за тиграми
Фото: Наталья Булкина для ТД

Он не может сказать, как точно будет устроен процесс, но компания готова пойти и на то, что в «Дурминском» будет находиться только карьер, а обогащать руду будут в другом месте. Михаил Крейндлин на это смотрит критически:

— Я не знаю таких случаев, потому что возить пустую руду очень дорого.

По словам Кузьмина, возможно, компания будет вывозить и готовый концентрат, уже обогащенную руду, и для этого необязательно строительство фабрики. На что Крейндлин замечает, что концентрат в любом случае надо будет произвести. А значит, на территории будут происходить производственные процессы, которые негативно скажутся на среде обитания животных.

Эксперты считают, что и в случае, если на предприятии не будет аварий, на тигров его работа повлияет плохо.

— Это такая точечная язва на теле тайги, которая в любом случае повлияет на копытных животных, которые там обитали. Они будут вытеснены, потому что возникает серьезный фактор беспокойства, линейных объектов, дорог, сама разработка, плюс взрывные работы. Там, где шумно, — оттуда копытные и тигры уходят, — комментирует ситуацию руководитель отдела по сохранению редких видов Амурского филиала WWF России Павел Фоменко. — Второй серьезный момент — наличие людей: обслуживающий персонал, сами золотодобытчики, автомобили. Это, конечно, фактор браконьерства.

«Дурмин, безусловно, ценный участок. Но…»

В министерстве природных ресурсов Хабаровского края «Дурминское» называют «ценной территорией, но не исключительно, не критически ценной» и считают, что из-за добычи золота там популяция тигров в целом пострадать не должна.

— Дурмин, безусловно, ценный участок. Но с точки зрения сохранения животного, тигра… Да, ему сейчас там комфортно, но теоретически можно с помощью биотехнических мероприятий где-то подкармливать кабанов, и тигр перекочует туда, потому что ситуация весьма динамична, — говорит Андрей Стрельников, первый замминистра природных ресурсов региона.

Тем не менее вопросы к добыче золота в «Дурминском» возникли у природоохранной прокуратуры. Ведомство установило, что компания «Пасифик Майнинг» разместила вахтовый поселок за границами своего участка, без разрешения уполномоченных органов пользовалась ручьем, ее техника пересекала реки Дурмин, Келами и еще один ручей без согласования и компенсации ущерба водным биологическим ресурсам. Технический проект разработки месторождения посчитали не соответствующим природоохранному законодательству. По данным заместителя хабаровского межрайонного природоохранного прокурора Евгения Стерликова, компании назначили штраф более 320 тысяч рублей. А центральный районный суд города Хабаровска 18 января запретил «Пасифик Майнинг» работать на участке до устранения нарушений.

По представлению прокуратуры отменили распоряжение правительства Хабаровского края, разрешавшее «Пасифик Майнинг» геологическое изучения недр в районе имени Лазо. Также суд удовлетворил заявление природоохранного прокурора о том, что министерство природных ресурсов Хабаровского края должно «внести предложения по созданию особо защитных лесных участков с целью сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения животных».

— Места обитания амурского тигра и других краснокнижных животных не определены. Работа по приданию статуса особо защитных таким участкам лесов не проводится. Это повлекло за собой принятие решения о предоставлении разрешения на освоение месторождения полезных ископаемых на землях лесного фонда в местах обитания редких и исчезающих видов животных, — написано на сайте ведомства.

Впрочем, все три решения «Пасифик Майнинг» намерена опротестовать в суде либо уже судится.

Фотография экрана. Изображение получено фотоловушкой, принадлежащей Александру Баталову
Фото: Наталья Булкина для ТД
Александр Баталов смотрит фотографии со снятых фотоловушек
Фото: Наталья Булкина для ТД

— Насколько я изучил этот предмет, та территория, о которой идет речь, — там нет оснований создать особо защитный участок. Она не является уникальной, там нет реликтовых лесов. И то, что пытаются подвести, что там обитает краснокнижный вид, — это не разумно. Потому что ареал тигра — 180 тысяч квадратных километров. То есть все Приморье и юг Хабаровского края сделать особо защитным участком просто невозможно, — говорит Игорь Кузьмин, утверждая, что карьер с промышленной площадкой займет около 30 разрозненных гектаров.

Компания заказала научно-исследовательскую работу по оценке воздействия геологоразведки на окружающую среду, которая показала, что воздействие будет кратковременным и локальным, а с помощью специальных мероприятий его последствия можно снизить, например подкармливая копытных и ограничивая охоту на них в местах высокой концентрации тигров. По словам Кузьмина, компания разрабатывает комплексную программу по сохранению амурского тигра и создает фонд для комплексного развития территории, который будет в том числе спонсировать развитие промышленного туризма в местах добычи золота. Сейчас согласовывают строительство в поселке Дурмин лесного питомника, где будут выращивать саженцы для восстановления кедрово-широколиственных лесов.

Данным Баталова о том, что в «Дурминском» регулярно тигрицы выводят детенышей, в компании не верят. К примеру, в заказанном ею исследовании выдвигается версия, что охотовед неверно провел учет тигров в 2020 году и на самом деле на маршрутных участках были следы меньшего числа тигров. Также в исследовании назвали неэффективными охотхозяйство Баталова и соседнее охотхозяйство, тоже вошедшее в территорию месторождения.

Борис Воронов и Сергей Арамилев ставят под сомнение качество исследования «Пасифик Майнинг». Замечания к работе прислали и из Амурского филиала WWF России. Кроме того, в работе рассматривают только этап геологоразведки.

В министерстве природных ресурсов создали рабочую группу «с целью поиска компромиссного решения», куда позвали всех заинтересованных лиц и экспертов. Она должна решить, необходим ли «Дурминскому» особый статус.

В одном из региональных СМИ после поднявшейся шумихи вышла статья под заголовком «Том Боуэнс не собирается обижать хабаровских тигров». «Я понимаю, что амурские тигры важны не только для россиян, мне самому эти животные очень нравятся. <…> Мы постараемся сделать все возможное, чтобы предотвратить вред и минимизировать любое воздействие на их среду обитания», — цитируют совладельца «Пасифик Майнинг» журналисты.

«Самец, уверенный в завтрашнем дне»

В тендере на проведение мониторинга тигра охотовед в этом зимнем сезоне участвовать не стал. Но говорит, что за это не боится — работу проводят его ученики, а он им помогает. Все равно эта работа приносила больше расходов. Однако следить за тиграми у себя в хозяйстве и на прилегающей территории он продолжает.

В домике Баталова уже затемно мы собираемся с его 13-летним внуком Сашей — полным тезкой Баталова Александра Сергеевича — рассматривать записи с фотоловушек. Саша живет с семьей в соседнем поселке Дурмин и часто ездит с отцом и дедом в охотхозяйство.

— Похоже, это Хуна. Вот, пятнышко и порванное ухо, — Баталов всматривается в новую запись.

Мальчик ставит на то, что это, скорее, новый самец, который стал наведываться в угодья. Точно пол хищника пока разглядеть трудно.

На записи тигр с силой трется мордой о дерево. Лапы вцепились в ствол, под рыжей шкурой перекатываются мускулы, спина изогнута. Животное принимается вылизывать кору, а я вспоминаю, что, по рассказам Баталова, язык у тигра такой шершавый, что может запросто слизать мясо с кости.

— Зверь не может сразу понять, кому принадлежит этот запах, поэтому вылизывает, распознавая его в верхних носовых пазухах. А вот этот коготь самый сильный! С его помощью тигр может забраться на дерево и добычу удержать, — Баталов указывает на лапу. У человека в этом месте находится большой палец.

Охотовед придумывает имена для тигров, которые регулярно заходят в угодья хозяйства. Хуна — вредная тигрица. Раньше очень любила грызть фотоловушки, но потом как-то примирилась со съемкой.

Самый известный и долго обитающий здесь тигр — «сдержанный и деликатный» Очкарик. Узор из полосок у основания его хвоста складывается в фигуру, похожую на очки. Хищнику двенадцать — по тигриным меркам он долгожитель. Баталов говорит про Очкарика: «самец, уверенный в завтрашнем дне» — способен постоять за территорию, всегда может добыть себе мясо.

Недавняя удача Баталова — он смог поставить фотоловушку прямо в его логове, пока тигра не было на месте, и снять видео длиной 11 часов о том, как Очкарик спит и проводит время.

— Я знаю, сколько он спал на правом боку, на левом, сколько вверх ногами спал. Это же 160—180 килограммов возится здесь, — Баталов не скрывает гордости.

По дороге в охотхозяйство «Дурминское». Лесная часть дороги находится в плохом состоянии из-за того, что по ней теперь ездит большегрузный транспорт
Фото: Наталья Булкина для ТД
В дороге
Фото: Наталья Булкина для ТД
В дороге
Фото: Наталья Булкина для ТД

Бакса, названная так из-за узора, похожего на значок доллара на боку, по словам Баталова, «удивительная тигрица» и «славная мать», «очень терпеливая». Вырастила на глазах у охотоведа четырех тигрят. На видео уже давно не появляется, поэтому Баталов за нее переживает.

Кто был отцом тигрят — неизвестно. Может, Обор, два года ходивший с браконьерской петлей на шее, «доминантный самец» («Рявкнет, как паровоз, и все распадки затаились!»), или Красавчик («Не знал, как назвать, и решил, что все при нем»).

Отношения между тиграми сложные. Хуна однажды убила и съела сына Баксы, потому что тот слишком близко подошел к месту, где она держала своего тигренка. Вдобавок в этот момент она тащила к логову кабана. «Инстинкт», — заключает Баталов.

Очкарик как-то убил и съел бурого медведя, который преследовал тигрицу Рашель с тигренком. После этого его так раздуло, что Баталов не мог сначала понять, что случилось. Но потом нашел в тигриных экскрементах медвежатину.

Присутствие тигра

В то, что в «Дурминском» все-таки начнется добыча золота, охотовед Баталов не верит.

— Мы показали все: как сохранять число тигров, как увеличивать их численность. У нас единственное место, где они нормально размножаются. Больше нет нигде таких мест! — говорит Александр Сергеевич. — Девятнадцать тигрят родилось за это время на модельном участке! Разве это плохо, когда мы каждый день можем показать свежие следы тигры? Где ты такое найдешь? Разве плохо, что почти каждый третий увозит отсюда фотографии самолично снятого тигра?

— Мы, россияне, становимся людьми слова. Здесь формируется к нам отношение как к русским — через природу, которую мы охраняем и [от того] имеем выгоду, чтобы проводить экологический туризм, — говорит Баталов, когда мы вечером сидим после отсмотра видео с фотоловушек у него в домике.

В темноте идти к своей избе страшно, хотя луна такая яркая, а свежий снег и облака так хорошо отражают ее свет, что фонарик не нужен. Сразу на ум приходят истории о тиграх.

Как они, бывает, пытаются ночью выманить с базы собак. Рычат то с одной стороны, то с другой, проверяя по звуку, привязаны ли местные псы. Или как однажды ночью Сьюзан проснулась от оглушительного рева где-то в тайге. Баталов показывал нам видеозапись с этим звуком: так в фантастических фильмах ревут динозавры.

Ты идешь в лунном свете к домику и гадаешь, не смотрит ли кто-то на тебя из тайги.


Редактор — Владимир Шведов

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Службы помощи людям с БАС Собрано 5 551 356 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 307 647 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 325 909 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 659 451 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 232 051 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 40 455 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 689 498 405 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фотография экрана. Изображение получено фотоловушкой, принадлежащей Александру Баталову. На фото тигр по имени Очкарик

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Александр Баталов в сосновой роще, которую он с соратниками посадил более 20 лет назад на территории охотхозяйства «Дурминское». Выпавшим снегом сломало ветки деревьев

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Река Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

«Гнезда» белогрудого гималайского медведя на дереве. Гималайского медведя можно назвать вегетарианцем — большую часть его рациона составляет растительная пища. Медведь залезает на деревья за плодами и ягодами, для удобства заламывает ветки под себя и лакомится

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На зимовку в домики залетают божьи коровки и другие жуки

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В охотхозяйстве «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Мишень на стрельбище на территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Пристрел мишени на стрельбище в охотхозяйстве «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Александр Сергеевич Баталов в охотхозяйстве «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Александр Сергеевич Баталов в охотхозяйстве «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Лесные лыжи, подбитые шкурами

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Лесные лыжи, подбитые шкурами

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На территории охотхозяйства «Дурминское»

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

На таежной дороге

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В поселке Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В поселке Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В поселке Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В поселке Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В поселке Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В поселке Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Тигриные следы выводят на дорогу. След, предположительно, вчерашний, покрытый свежим снегом. Александр Баталов указывает направление, в котором ушел тигр

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Александр Баталов нюхает дерево, возле которого он увидел следы тигра. Предположительно, это тигрица. Она оставила метку на дереве, сообщение другим тиграм

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Маркировочное дерево — место, где тигры оставляют запаховые метки, сообщения друг для друга. Можно заметить кору дерева более темного цвета, там была оставлена метка

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

По дороге в поселок Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

По дороге в поселок Дурмин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Лесная дорога. Дальше располагается территория предполагаемой золотодобычи. Проехать по этой дороге можно только на высокопроходимом транспорте, так как она находится в плохом состоянии из-за проезжающих тяжелых большегрузных машин

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Проход по дороге перекрыт шлагбаумом, установленным золотодобытчиками

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Александр Баталов смотрит фотографии со снятых фотоловушек

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Палочки, которыми Александр Баталов измерял длину найденных тигриных следов. В кучке лежит 74 палочки — это значит, что за прошлую зиму он увидел 74 следа. Средняя длина пяточки самки — 9 сантиметров. Александр Баталов проводит аналогию со средним размером ноги людей — это примерно 37-й размер. Средняя длина пяточки самца — 10 сантиметров

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Александр Баталов показывает на карте территорию охотхозяйства и территорию наблюдений за тиграми

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Фотография экрана. Изображение получено фотоловушкой, принадлежащей Александру Баталову

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Александр Баталов смотрит фотографии со снятых фотоловушек

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

По дороге в охотхозяйство «Дурминское». Лесная часть дороги находится в плохом состоянии из-за того, что по ней теперь ездит большегрузный транспорт

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В дороге

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

В дороге

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Фотография экрана. Изображение получено фотоловушкой, принадлежащей Александру Баталову

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Фотография экрана. Изображение получено фотоловушкой, принадлежащей Александру Баталову

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Фотография экрана. Изображение получено фотоловушкой, принадлежащей Александру Баталову

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Фотография экрана. Изображение получено фотоловушкой, принадлежащей Александру Баталову

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0

Фотография экрана. Изображение получено фотоловушкой, принадлежащей Александру Баталову. Железами, которые расположены под хвостом, животные оставляют ольфакторные (пахучие) метки. Эти метки именные, таким образом тигр передает сообщение другим животным

Фото: Наталья Булкина для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: