Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Светлана Булатова для ТД

Зрячих людей собаки спасают от одиночества и от скуки. Незрячих - от машин, открытых канализационных люков, края платформы, на котором неверно уложили желтую разметку

Собрано
3 179 380 r
Нужно
3 347 640 r

«В свое первое рабочее утро я заблудился. Расспрашивал людей, как-то нашел забор, вроде его узнал, но вход наощупь найти не смог. Пришлось звонить работодателю: “Выгляните в окно, я хожу вдоль забора?” Переживал, что они подумают: “Вот человек! Мало того, что незрячему работу доверили, а он еще и опаздывает!”».

Но люди попались хорошие. Спустились за ним, встретили, отвели в класс. С тех пор Максим преподает игру на гитаре, сначала в Курске, сейчас в Петербурге. Когда-то он был зрячим, до восемнадцати лет. И успел увидеть красоту. Сейчас он уже не думает об этом так часто, как раньше. Что красота? Фантик.

Максим
Фото: Светлана Булатова для ТД

И все-таки. Я говорю: «Красота», — и Максим отзывается: «Девушки, небеса и тучи плывущие, трава, зеленые листья, река сверкает».

— Вы сейчас совсем ничего не видите?

— Совсем.

Слепота не похожа ни на темноту, ни на свет, объясняет Максим. Она естественна, ее легко представить, нужно просто закрыть глаза. Навсегда. Со временем поменяется восприятие, начнешь считывать иначе каждый звук, каждое прикосновение. На знакомой территории Максиму кажется, что он снова видит. Да, ничего не видно, и все-таки. В голове появляется карта местности, как у перелетных птиц. Непонятно, как это устроено, но работает.

Алиша с Максимом
Фото: Светлана Булатова для ТД

Сначала надо услышать движение транспорта, это самое главное. Справа — дорога. Так.

Пищит светофор. Переходим.

Дальше налево. Бордюр.

На углу магазин. Его легко узнать и запомнить, он звучит не так, как обычный подъезд: слишком часто хлопает дверь, люди заходят и выходят, шуршат пакетами.

Дальше арка. Арка — ориентир для кого угодно, в ней меняются звуки и воздух движется иначе.

Раз. Два. Три. Четыре… двадцать шагов до поворота. Столбик.

Если проходишь мимо чего-то большого, звук пространства меняется целиком: в ушах появляется странное давление. Так можно услышать деревья. Здания. Стены.

— А здание от забора отличить можно?

— Нет конечно. Просто слышишь, что что-то большое.

Максим ведет занятие по гитаре для незрячих
Фото: Светлана Булатова для ТД
Максим ведет занятие по гитаре для незрячих
Фото: Светлана Булатова для ТД
Алиша ждет Максима, пока хозяин ведет занятия по гитаре
Фото: Светлана Булатова для ТД

Нет ничего проще, чем как следует заблудиться в городе зрячих. Приходится расспрашивать прохожих, но их объяснения — ребус, который не так-то просто разгадать. Люди называют цвета, этажность зданий, указатели, но никогда — количество ступеней на пути. Максим спрашивает: «Что под ногами там? Щебенка, плитка, асфальт? Сколько шагов до поворота?» Прохожие что-то отвечают, иногда наугад. Проще идти по людям как по компасам, ориентируясь только на направление. В какую мне сторону? Ага, спасибо. И так до следующего человека.

— Страшно ходить по улицам?

— Страшно первый раз дорогу переходить, когда нет озвученных светофоров. Первый раз переходил, когда в Курске учился. Надо было ездить на сессии, а водить меня было некому, пришлось собрать всю свою волю в кулак. Подходишь к дороге, слышишь дикое движение машин, слушаешь, когда они замрут, тогда, судя по всему, зеленый свет и идти можно. Раз-два-три, перешел, выдохнул. Это все в привычку входит, сейчас уже не страшно.

Дочь Максима Дана и Алиша
Фото: Светлана Булатова для ТД
Дана — дочь Максима и Кати
Фото: Светлана Булатова для ТД

Сейчас Алиша решает, когда можно идти.

— Алиша понимает, что вы не видите?

— Да.

Кинологи и дрессировщики утверждают, что собаки не настолько сообразительны. Но незрячими хозяевами со шлейкой в руке они никогда не были, только притворялись. Дома на поводырей часто надевают ошейники с колокольчиками, иначе собака просачивается то на кухню, то на диван. Идет прямо к цели, но бесшумно. Знает, когда невидима.

— Как вы поняли, что Алиша догадалась, что вы не видите?

— Например, учим мы новые маршруты. Учить всегда лучше со зрячим человеком, незрячий может многого не заметить, а зрячий подскажет. И, если мы идем со зрячим, она всегда слушается, знает, что за ней контроль. Нельзя заглядеться ни на собачку, ни на котика, ни по диагонали ходить мимо всех бордюров. Зрячий не я, видит все ее косяки!

Сын Женя на руках у мамы Кати
Фото: Светлана Булатова для ТД

Каждый день Максим ходит на работу, забегает в магазин, забирает детей из сада. До работы — полтора часа в один конец. Десять минут от дома до станции, потом в метро и еще двадцать минут пешком от Петроградской. С января Алиша вместе с ним. Максим называет ее проводником. Он два года стоял за ней в очереди в центре обучения собак-поводырей. По улицам — асфальтовым, плиточным, бесцветным, состоящим из хлопков дверей, столбиков, поребриков, деревьев, обочин, заросших травой, — они идут очень быстро, так, как незрячий человек может позволить себе идти только со своей собакой. Как ни старайся, чуткая белая трость забирает у движения главную радость — скорость. Но теперь трость крепко зажата в руке над землей. Человека ведет вперед собака.

Некоторым поводырям достаточно пройти по маршруту раз или два. Иные запоминают с пятого раза, с седьмого. Алиша, говорит Максим, «собачка средней успеваемости»: ей нужно пройти по маршруту три или четыре раза. С помощью зрячих волонтеров они выучили сложный маршрут до работы, простенький до магазина, самый нужный — до метро. Прямо сейчас отрабатывают маршрут до детского сада, чтобы Максим мог сам отводить младшего сына. Сад далековато, но Алиша научится, главное — не отвлекаться.

Женя держит в руках мячик Алиши
Фото: Светлана Булатова для ТД
Алиша
Фото: Светлана Булатова для ТД

Собака на маршруте, в шлейке, должна быть полностью сосредоточена на себе, дороге и хозяине. Это под силу не каждому животному, и собаки проходят жесткий отбор. Они должны быть энергичны, но в меру, любопытны, не пугливы, но осторожны. Должны быть настроены на человека, не бояться ни ожидания, ни толпы. Есть сотни причин, иногда совершенно непредсказуемых, по которым собак выводят из программы обучения еще до экзамена. Волонтеры, у которых они живут в первый год жизни, приучают их не бояться города, транспорта, больших толп и других животных. Собаки ходят в опознавательных попонах «Я будущая собака-поводырь», привыкая к тому, что скоро на маршруте на ней всегда будет специальная, достаточно тяжелая шлейка. Дома у волонтеров Алиша, поводырь-тинейджер, обожала ходить в джинсовой куртке.

Ноты Максима со времен учебы в музыкальном колледже
Фото: Светлана Булатова для ТД

Сейчас она повзрослела. Прошла сложное обучение с огромным конкурсом. Научилась «умному непослушанию»: различает, когда хозяина нужно слушать беспрекословно, а когда — тащить прочь от беды. Сдала большой экзамен в центре. Прошла еще одно обучение, на этот раз вместе с Максимом. Осознала методом проб и ошибок, что они с Максимом разного роста и шлагбаум — такое же препятствие, как ступенька, нужно останавливаться. И переехала в северную столицу — Петербург. Волонтеры просили для нее семью с детьми, потому что она их обожала. Когда Максим впервые привез ее в новую квартиру и отпустил «вольно гулять», она немедленно бросилась к его младшему сыну и, аккуратно притормозив, чтобы не уронить, вылизала его с головы до ног.

Когда маршрут отработан, все просто. Максим говорит громко и четко: «АЛИША, МАГАЗИН», — и Алиша идет куда нужно. Тон у него при этом нарочито серьезный. Командный. Из-за удачного созвучия имен кажется, будто он включает навигатор — Алису — и выбирает маршрут. Только его навигатор нельзя купить ни за какие деньги. Можно лишь встать в очередь и надеяться, что подходящая собака уже родилась и живет где-то у волонтеров. Но вряд ли. Очередь на каждую собаку — два года, иногда больше.

Алиша и семья Максима
Фото: Светлана Булатова для ТД

Максим рассказывает, как они учатся вместе, ошибаются, блуждают, возвращаются — и пробуют снова. Бабушки-торговки у метро строго отчитывают его, ведь он «кричит на собачку». Максим объясняет, что отдавать команды на маршруте нужно специальным тоном, иначе Алиша свернет не в метро (где нет ничего хорошего), а на сладкую траву (где мелькнула кошачья тень).

Ни в центре, ни в волонтерской семье у Алиши не было уменьшительно-ласкательных имен. Не было детей, которых нужно забирать из сада. Не было Максима, который называет ее «алишка-мартышка-сберкнижка» и идет по городу так быстро, как ей нравится. Она может сбиться с маршрута, утащить игрушку, поставить лапы на кровать (ну уж нет), прийти в восторг от чужой авоськи с чем-то вкусным, но она всегда смотрит Максиму под ноги и смотрит по сторонам.

Перед любым препятствием она остановится — и сбережет своего хозяина.

Алиша
Фото: Светлана Булатова для ТД

* * *

Одна девочка упала в открытый канализационный люк, но успела ухватиться пальцами за железный ободок, а потом люди ее вытащили.

Один мужчина сильно опаздывал, но быстрее пойти не мог.

Одна женщина стояла на краю дороги и слушала движение машин. Она хотела дождаться чужих шагов, но время шло. Надо было решаться. Подняла белую трость повыше и шагнула в тишину.

Собак с ними не было.

Центр обучения собак-поводырей существует на пожертвования. Поддержите их, чтобы кому-то завтра позвонили и спросили: «Готовы забрать собаку?»

Сделать пожертвование

Помочь

Оформить пожертвование без комиссии в пользу проекта «Подготовка собак-поводырей для незрячих»

Тип пожертвования

Ежемесячное пожертвование раз в месяц списывается с банковской карты или PayPal. В любой момент вы сможете отключить его.

Сумма пожертвования
Помочь нашему фонду
Не помогать +5% к пожертвованию +10% к пожертвованию +15% к пожертвованию +20% к пожертвованию +25% к пожертвованию

Вы поможете нашему фонду, если добавите процент от пожертвования на развитие «Нужна помощь». Мы не берем комиссий с платежей, существуя только на ваши пожертвования.

Способ оплаты

Войдите, чтобы использовать сохранённые банковские или подарочные карты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом банке.

Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

Распечатать квитанцию
Помочь лайком
Отправить ссылку
Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Службы помощи людям с БАС Собрано 5 850 042 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 398 247 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 391 049 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 905 164 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 359 031 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 75 655 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 809 575 220 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Алиша и семья Максима

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Максим

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Алиша с Максимом

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Максим ведет занятие по гитаре для незрячих

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Максим ведет занятие по гитаре для незрячих

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Алиша ждет Максима, пока хозяин ведет занятия по гитаре

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Дочь Максима Дана и Алиша

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Дана - дочь Максима и Кати

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Сын Женя на руках у мамы Кати

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Женя держит в руках мячик Алиши

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Алиша

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Ноты Максима со времен учебы в музыкальном колледже

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Алиша и семья Максима

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Алиша

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Подготовка собак-поводырей для незрячих» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: