Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД

«С 1 ноября я начинаю работать первым в истории фитнеса толстым инструктором. Мы вместе с фитнес-клубом “Спартак” открыли уникальную группу “Сто килограмм красоты”. Режим занятий щадящий, нагрузки небольшие, длится занятие час. Потом сауна и женский треп. Если у вас есть знакомые толстушки, которые тоже хотят подкачать свое роскошное тело, дайте им ссылочку на группу»

Это объявление в 2013 году разместила на своей странице во «ВКонтакте» петрозаводская активистка и журналистка Наталья Ермолина. Уже семь лет она тренирует группу женщин, которым из-за большого веса некомфортно в обычных фитнес-клубах. Миссия «Ста килограмм красоты» — не похудение и спортивные рекорды. В группе занимаются в удовольствие. Наталья честно говорит, что стала фитнес-инструктором, чтобы самой не отлынивать от тренировок. А к принятию собственного тела шла до сорока лет.

***

В 2010 году мы с Натальей Ермолиной ходим на тренировки в один спортзал. Дают степ: женщины, в основном стройные, скачут вокруг платформы в бешеном ритме. Я занимаюсь справа от Натальи и поглядываю. Сто килограмм веса, восьмой размер груди. Как она вообще прыгает? Иногда она оступается, останавливается, чтобы вдохнуть поглубже, отдышаться. Отжиматься не выходит: грудь упирается в пол без всяких наклонов. «Что, боишься, я помру?» — спрашивает она, когда мы ложимся на пол. Ей смешно, а я и правда боюсь.

Наталья никогда не жалуется, если чего-то не успевает. Она обожает фитнес и вообще любой спорт. Много ходит пешком, катается на велосипеде и всегда хохочет, когда рассказывает, как иногда отпрыгивают люди, когда ее «сто килограмм красоты» несутся с горки на велосипеде. Иногда в спортзал она не приходит. Может пропустить неделю, даже две. Потом снова активный период. И опять пусто. В 2012-м Наталья появляется в спортзале редко. В 2013-м совсем пропадает с радаров, и вдруг появляется это объявление о наборе в группу для тех, кому за сто.

Досье:

Наталье Севец-Ермолиной 48 лет. Она не замужем, у нее трое взрослых детей и два толстых кота. Журналистка, активистка и человек-проект. Блогер, участница пикетов в защиту политзаключенных, животных, растений, прав ЛГБТ и вообще всех людей. Наталья работала журналистом и редактором ведущих изданий Карелии. Сама издавала журнал PTZ про город и простых людей. Прогорела и много лет отдавала долги. Когда оправилась, открыла в Петрозаводске арт-пространство Agriculture club, в котором проходят самые обсуждаемые мероприятия в городе — от лекториев до чтения стихов. Фитнес-тренер группы «Сто килограмм красоты» и фестиваля «Возраст счастья».

«Что произошло летом, Наташ?»

История ее детства коротко звучит так: отец гулял, мать пила, маленькую Наташу забрала сначала бабушка, а потом отец увез ее на Украину. Потом одумался и вернул дочь матери в Петрозаводск. А через два года опять украл, и Наташа снова оказалась на Украине. Отец работал киномехаником, гастролировал с фильмами по селам. Наташа каждый год меняла школы, жила в интернатах. Царила бедность, Наташа была худая как жердь. А после седьмого класса все резко изменилось. В конце учебного года Наташа уехала в лагерь на море с пятиразовым питанием. Отъелась, округлилась, и как-то внезапно выросла грудь. В новом учебном году она впервые столкнулась с повышенным вниманием к своему внешнему виду — от одноклассников и учителей. Мальчики начали показывать пальцем, приставать и зажимать в углу. А учителя решили, что Наташа беременна.

У Натальи трое детей — собственный сын, удочеренная девочка и дочь бывшего мужа, которую Наталья растила и воспитывала. Сыну сейчас 28 лет. А дочерям 20 и 26
Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД

«Начали спрашивать: “Наташа, не случилось ли чего летом? Не обнималась ли ты с мальчиками?” — вспоминает Ермолина. — Вызывали меня к директору, таскали к гинекологу. На одном из таких допросов я разревелась. С тех пор у меня всегда был избыточный вес и внимание. Я ездила в электричке в школьной форме и все время слушала комментарии: “Ни х*я себе школьница! Посмотри на ее сиськи!” Детство, в общем, закончилось. И как бы я ни была креативна, талантлива, какие бы замечательные ни писала стихи, одноклассникам было все равно. Видели и комментировали только мою грудь».

В неприятные истории при этом девочка не попадала. Интернат жил как большая семья, мальчики стояли за девочек, и если кто-то лез, могли и лицо набить — такая своеобразная охрана. Да она и сама себя не давала в обиду.

«Я постоянно была в положении новенькой в классе, нужно было бесконечно завоевывать авторитет. Поэтому я выросла коммуникативная. Со мной дружили. Я хорошо училась, давала списывать, всех веселила, придумывала какие-то игры, была заводилой. Так что в школе все было хорошо, зато вовне незнакомые мужчины часто комментировали так, чтобы я слышала, мою задницу или грудь. Но у меня тогда не было еще комплексов, я была ребенком, ничего не понимала».

«Ты опять жрешь, Наташ?»

«Сколько себя помню, я все время жила с мыслью о том, чтобы похудеть, — рассказывает Наталья. — Во-первых, лишний вес причиняет дискомфорт, уменьшает выносливость. Я живу на пятом этаже, поднимаюсь пешком — одышка. Иногда от долгой ходьбы болит спина. Плюс случаются всякие курьезы. Подо мной нередко ломались стулья, а однажды на рабочей вечеринке я стала королевой бала. Мне надели корону, король торжественно поднял меня на руки, не удержался и рухнул с подмостков на пол…

Я была в плену стереотипов, что полная женщина — несчастная женщина. Что миссия женщины — нравиться мужчинам, а нравиться можно, только если ты стройная. Я стеснялась своего тела, боялась заниматься сексом: “Он же увидит меня голой, мой живот, вот это все богатство!” Комплексы активно подогревались обществом.

Два раза в неделю Наталья проводит спортивные занятия — фитнес для людей с особенностями. Группа называется «Сто килограмм красоты». На занятия приходят люди старшего поколения, люди с большим весом, люди с ограничениями по здоровью
Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД

Где бы ты ни оказался, всюду тебя тыкают носом в твой вес. Самолеты, магазины одежды, фитнес-клубы, рестораны. Мне нравится стильно и ярко одеваться, но нормальную одежду на мою фигуру в Петрозаводске купить негде. То, что продается в магазинах, — безвкусица за кучу денег. На больших людей массово шьют одежду с цветами, стразами, большими карманами, пуговицами. Как будто специально подчеркивают: большим — все большое! У меня тип фигуры «песочные часы»: объемная грудь, попа, но есть талия. Я хочу ее подчеркивать! Но в магазине могу найти на себя только платья-мешки и безразмерные туники. Они как бы намекают: толстые должны прятаться в мешок. А я люблю толстовки, джинсы, платья. Хорошо подобранное платье визуально стройнит. Мне часто говорят, увидев в платье: “Ой, Наташа, а ты не толстая, оказывается!”

Слава богу, у нас есть секонд-хенды, где можно найти что-то красивое и стильное. На них я и остановилась. А нижнее белье заказываю в интернет-магазинах или покупаю в Европе, потому что купить хороший лифчик на мою грудь в нашем городе нереально.

Или вот пример с рестораном. Если ты ешь салатик, все смотрят: “Ага, нажрала жопу, теперь салатик жрешь!” А если ешь мясо, пьешь вино или пиво, тоже реакция: “Да куда ты жрешь, ты свою жопу видела?” Что бы ты ни ел, всегда виноват. Если ты идешь по улице и, не дай бог, жуешь пирожок, столько о себе прочитаешь во взгляде прохожих! “Да куда тебе еще пирожок? Ты сама как пирожок!” И каждый считает своим долгом высказаться. Сама я в последнее время не сталкивалась с откровенным фетшеймингом от незнакомых, чаще читаю комментарии такого рода в интернете, но видела, как это делают с другими. Всегда найдутся те, чье дело — твое тело. Так что неудивительно, что я всю жизнь старалась похудеть».

Наталья сидела на разных диетах, занималась спортом. Но ее вес, в зависимости от усилий, всегда балансировал между 70 и 100 килограммами. Упорно стараешься — 70, чуть расслабишься — вес ползет вверх, и вот уже 100, а то и 120 кило. Кардинально она худела только три раза в жизни.

«Первый раз я сильно похудела в молодости, когда влюбилась. Познакомилась с очень хорошим парнем, он подружился с моими детьми, приходил в гости с подарками, продуктами, потому что мы бедно жили. Все только начиналось, было чудесно, я была такая счастливая, что за месяц сбросила 25 килограмм. А однажды он пропал. Тогда еще были пейджеры, и я написала ему в шутку: “Куда ты пропал, умер, что ли?” А оказалось, он правда умер. Была операция, и он не вышел из комы… Дальше я худела уже от горя».

Портрет Натальи у нее дома с хулахупом. Занятия в группе «Сто килограмм красоты» Наталья проводит 2-3 раза в неделю, занятия длятся час
Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД

Второй раз Наталья практически до неузнаваемости похудела тоже в период влюбленности. Женатый мужчина носил цветы, писал стихи, залезал в окно по трубе и спал в машине под окнами. Роман был бурный, запретный, но счастливого финала не случилось. Третий раз килограммы ушли из-за приступа панкреатита, тогда Ермолина практически перестала есть. И долго сидела на жесткой диете. Когда пришла в норму, вес вернулся.

«Вот я худела-толстела туда-сюда, пока не поняла, что мои килограммы — это мой капитал, пора уже перестать с ними бороться. Люди живут с инвалидностью, с серьезными ограничениями, а у меня просто вес. Да, я толстая, но я здоровая, и даже мужчины на меня заглядываются. Теперь я хорошо выгляжу ради себя, своего хорошего настроения, а не ради мужчин. А если нет сил, чтобы выглядеть хорошо, — и ладно. Я никому ничего не должна».

«Ты себя в зеркало видела, Наташ?»

«Есть такой стереотип: если женщина толстая, значит, не спортивная, — говорит Наталья. — Это не так. Сколько себя помню, последние лет двадцать я всегда ходила в спортзал. Спорт поддерживал меня в тонусе. Но чем старше я становилась, тем мне было тяжелее заниматься. И тем чаще я прогуливала занятия.

Человеку большой комплекции в принципе нелегко в фитнесе наравне со всеми. Мне почти недоступны прыжки из-за груди и коленей, это слишком большая кардионагрузка. Вес сто килограмм — это дошел до спортзала, и  уже потренировался. Обычные тренировки не рассчитаны на людей с таким весом и проблемами, как у меня.

И второй момент — твой личный комфорт. На тренировках я все время ловила на себе косые взгляды. Девчонки, которые давно ходят, всегда встают в первые ряды, и попробуй притулиться куда-то рядом со своей большой задницей. Ошибешься, на тебя сразу смотрят: “Госпади-и, делает все плохо, еще и стоит впереди”. И говорили прямым текстом: “Не становитесь больше в первый ряд, нам из-за вас не видно, вы подаете плохой пример”. Но чаще всего просто посмеивались. Забегая вперед, скажу, что, когда я стала тренером, смешки в мой адрес не прекратились. Когда я говорю кому-то, что я фитнес-тренер, все начинают ржать: “Ты? Да ты себя в зеркало видела?” Когда я поняла: что бы ты ни сделал, будут смеяться, — я успокоилась. Теперь не переживаю, если что-то не успеваю или не могу, я работаю с тем, что у меня есть.

В общем, чем старше я становилась, тем тяжелее было заниматься. И тем больше я ленилась. Но долго не заниматься спортом для меня невыносимо, теряется всякая мотивация к жизни. Я люблю адреналин, драйв тренировки. Мне он жизненно необходим. Так что ничего не оставалось, как самой стать тренером и создать группу таких, как я».

«Наташ, мы там все похудели»

Первым делом Ермолина пошла учиться на фитнес-инструктора. Тренеры ее первого интенсивного курса по пилатесу (у Натальи диплом по пилатесу и функциональному тренингу) удивились и предупредили, что будет нелегко.

«Легко и не было, — вспоминает Наталья. — Меня поставили работать в пару к мальчику лет двадцати, и он на меня смотрел с таким ужасом, что мне его было жалко. Это такой неагрессивный, порой даже неосознанный фетшейминг, с которым большие люди часто сталкиваются. Все эмоции можно увидеть на лице. К тому же мне были недоступны многие упражнения. Например, я не могла поднять высоко таз, лежа на спине. Поэтому, когда я сдавала экзамен, очень боялась, что попадется упражнение, которое я не смогу выполнить. Но мне повезло. Я преуспела в визуализации — это когда надо описать упражнение словами, образами. У меня мозги всегда работали шустрее, чем тело, я напридумывала таких визуализаций, что все смеялись и оценили меня на высший балл».

На первое занятие к Наталье пришла толпа женщин, которые настрадались в обычных спортзалах.

Спорт занимает лишь часть жизни, у Натальи есть еще арт-пространство в городе. Как говорит Наталья, это как дом культуры — выставки, семинары, авторские вечера, концерты
Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД

«Индустрия спортивного гламура вытесняет непохожих, — говорит Наталья. — Таких добрых, хороших женщин, у которых штаны из секонд-хенда, а не от “Адидас”. Вот у меня в группе одна в носках занимается, другая в чешках, у них нет возможности купить хорошие кроссовки. И мне все равно. Приехала женщина весом 130 килограмм. Рассказала, что у нее такие серьезные проблемы, что ей трудно даются даже простые гигиенические процедуры. Ни в один обычный спортзал ее бы просто не приняли. Ей было сложно, но я ее подбадривала, даже если она просто топталась на коврике, — знаю, каких усилий это ей стоило.

А еще пришла Ольга, обычная худая женщина. “Извините, пожалуйста, мне так понравился ваш пост, но я худая. Мне не нравится ни в одном спортзале, можно, я с вами попробую позаниматься?” Впервые передо мной стоял человек и извинялся за то, что он худой. Ну я сказала: “Конечно ходите, только мы будем подшучивать над вашей худобой”. И она долго с нами занималась, была очень довольна. Ольга подтянулась, нормализовалось давление, некоторые проблемы с суставами ушли. Еще я хорошо помню Марию, церковную органистку. Она пришла на занятия с очень большим весом и весело рассказывала, как под ней и батюшкой обрушился подъемник, когда они ремонтировали крест над церковью. Говорила, что все, так больше нельзя, надо брать себя в руки. И она очень ответственно занималась, сильно похудела. Или вот Александра Сухова, которая теперь ведет у меня занятие на растяжку, сбросила серьезный вес. У нее обалденный результат, она втянулась в спорт, изменила пищевые привычки».

«Какие-то странные у тебя танцы, Наташ»

Своих девочек Наталья называет «большие спортсменки», «большие красавицы», «толстушки». А вот слово «полный» терпеть не может.

«Полный — неполный… Уж лучше толстуха! На “толстушек” мои девочки не обижаются, мы часто над собой подшучиваем. Говорим, что, если кто-то на наши тренировки посмотрит со стороны, решит, что это сельский клуб резвится. Оно и понятно, наша программа отличается от программ в спортзалах. Во-первых, наша аэробика напоминает странные танцы, потому что танцы подходят практически всем. Главное — это хорошая кардиотренировка и нагрузка. Во-вторых, между блоками я часто делаю перерывы. Потанцевали минут десять, потом отдыхаем, делаем растяжку, успокаиваем сердце. Толстушек часто не хватает на полную активную тренировку, и моя установка — сберечь их болевые точки: суставы, колени и сердце. Я слежу за всеми, если вижу, что кому-то тяжело, говорю: вы лучше отдохните, посидите. Могу заменить одно упражнение другим, попроще. Не рекомендую гнаться за мной. Через сорок минут мы, как правило, уже тянемся на ковриках, как котики. Благодаря такой регулировке интенсивности у меня занимаются даже пенсионеры. Вот Гале Юшковой слегка за семьдесят. Она садится на шпагат до сих пор, гнется, как ивушка. Но многие упражнения ей сложно делать из-за проблем с коленом. Она прихрамывает, что-то не может выполнять, но тренировки не пропускает. Лучше недотренироваться, чем навредить себе. Мы смеемся, что наше любимое упражнение — леж лежа. Поэтому у нас такой… социальный спорт.

Наталья очень любит свой дом и проводит в нем много времени — там уютно, тихо и хорошо. А к вечеру Наталья выходит и направляется (в обычной жизни, не в пандемию) в свой собственный дом культуры
Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД

Все мои девочки подтянулись. Если бы они ограничивали себя в еде, потеря веса была бы более значительная. Но у нас другая философия — мы занимаемся, чтобы не корить себя за вкусную еду. И едим в свое удовольствие. Мы не зациклены на похудении, нам не надо подиумы покорять».

Часто прямо во время упражнений по залу проносится хохот, кто-то подливает масла в огонь и шутит — Наталья это поощряет.

«Для пущего веселья и разнообразия я добавляю упражнения на профилактику Альцгеймера. Мы же не молодые девочки уже, нам полезно. Когда, например, делаешь лозу (четыре шага влево, четыре вправо), одна рука делает движение над головой, а вторая уходит в сторону, или выполняем вращение руками в разные стороны. Попробуйте, это не так просто. А еще мы во время упражнений учимся считать до четырех на разных языках. Я говорю, например: “Наташа, итальянский!” Она называет цифру, допустим уно, и все должны понять, сколько сейчас будет шагов, и прямо в движении сориентироваться. Другая потом говорит: “Какси!” И так далее. Так что на моих занятиях не скучно».

«Надо бы продать большие лифчики, Наташ»

Группа «Сто килограмм красоты» быстро приобрела популярность в Карелии, а вес Ермолиной стал брендом. Наталью и ее спортсменок стали приглашать на фотосессии. Правда, сначала идеологию не поняли.

«Как только мы заявили о себе, нас начали приглашать рекламировать белорусский трикотаж, какие-то огромные трусы, лифчики. Помню первое сообщение: “Наталья, вы такая красивая, несмотря на то что полная…” Этим людям было плевать на мою идею бодипозитива, того, что все люди прекрасны. Посыл рекламы был: даже на таких коров, как вы, у нас найдется лифчик! Или вот одна пекарня предложила рекламировать хороший аппетит. Смотрите, как я ем (плюшки), а все равно красивая! Я отсекала все эти предложения, которые делали акцент на том, что мы толстые. Зато мы согласились на фотосессию в купальниках — это был гимн красоте, жизнелюбию. Это была не коммерческая съемка, мы были в своих купальниках и рекламировали свою красоту, а не бренды. Еще мы участвовали в модном показе, нам сделали макияж, фотосессию, девочки получили массу удовольствия.

Оценка внешнего мира больше не влияет на качество нашей жизни и настроения. И это стало возможно потому, что мы не просто фитнес-группа, а поддерживающее сообщество».

«Наташ, вставай, у тебя украли журнал»

Занятия Наталья проводит в небольшом арендованном спортзале. На них стабильно ходит человек десять, больше просто не поместится. Тренировками Ермолина не зарабатывает. Занятие стоит двести рублей, почти все уходит на аренду спортзала и оплату лицензионной музыки для тренировок. Остается на конфеты. Тренер на этот счет вообще не переживает. «Сто килограмм красоты» — не первый убыточный проект Ермолиной.

В 2011 году Наталья продала дачу и на вырученные деньги решила издавать журнал PTZ — о простых людях и городской жизни. Первый номер сильно отличался от типичного карельского глянца про еду и моду: никому не известные лица, смелая верстка, интеллектуальные тексты. Его обсуждали, читали. «Журнал без пафоса, каждый человек мог стать его героем, от рыбака из села Ведлозеро до никому не известной учительницы, — рассказывает Ермолина. — Весь наш глянец наполнен стандартными “известными персонами”, которые скачут из журнала в журнал. Мне хотелось рассказывать о другой жизни. Я рассчитывала на то, что такой подход оценят и поддержат. Что люди будут готовы покупать журнал. Но я ошиблась. Когда мы презентовали PTZ и раздавали часть номеров бесплатно, все восхищались и говорили, как это круто. Но раскупать в киосках не спешили. И когда стало ясно, что номер не окупится и на новый денег нет, все, кто восхищался, от меня отвернулись».

У Натальи остались долги, отдавать их пришлось бы несколько лет. И тут появился предприниматель, владелец сети городских кофеен. «Предложил выпускать журнал вместе, распространять у него в ресторанах. К тому времени регистрация издания закончилась, мы решили, что, раз появился инвестор, пусть он будет и учредителем. Я сглупила, не могла просто подумать о том, что через три месяца потеряю свой журнал». Инвестор вмешивался в редакционную политику, вызывал Наталью на ковер и критиковал выбор героев, верстку, фотографии. «Лез во все тексты, хотел, чтобы мы писали о “звездах”. Когда увидел материал про деревенских рыбаков, так меня распекал! Мол, кто это такие, зачем они? В общем, мы были недовольны друг другом и в конце концов он меня уволил, а журнал оставил себе. Долги за журнал, полмиллиона рублей, конечно, остались со мной».

Этот период Наталья переживала очень тяжело. Ни денег, ни журнала, ни поддержки. «Я тогда обиделась на всех, ушла в себя, год была в депрессии. Меня спасла подруга, которая пригласила за свой счет в Париж. Там я провела удивительный месяц, все обдумала и смогла сделать выводы. Этот провал многому меня научил».

Наталья Севец-Ермолина. Журналист, блогер. Ее темы культурные и социальные, а в последнее время все чаще правозащитные
Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД

Через несколько лет, расплатившись с долгами, Наталья придумала новый проект — культурное городское пространство Agriculture club. Снова для людей, на голом энтузиазме и без поддержки извне. «Рассадник культуры», как Наталья называет свое арт-пространство, меньше чем за год стал самым популярным местом у «петрозаводской интеллигенции» и молодежи. Лекции, фестивали, кинопоказы, языковой клуб — здесь всегда что-то происходит. Вход за небольшой донейшн. Деньги идут на оплату коммуналки и лекторам. Самой Наталье, как обычно, ничего не остается.

Ермолина смеется, что ее денежные дела в порядке, только когда нет проектов. «Проект как ребенок — все высасывает. С тех пор как появилась “Агрикалча”, я не помню, чтобы у меня были деньги и не было долгов. Сейчас, например, долги за коммуналку… Получается, когда работаешь на дядю — жить можно, а когда делаешь проекты для людей — денег нет. Такого предложения — вот тебе деньги, я тебе доверяю, делай что хочешь — мне ни от кого не поступало. Как правило, в Петрозаводске если что-то предлагают, то просят, например, повесить в центре портрет Путина, а у меня там уже флаг ЛГБТ висит, я не могу. Либо просят еще что-то, не соответствующее моим принципам. Нет таких миллиардеров, которые бы понимали масштаб подобных проектов, их пользу для города, думали о том, что на самом деле интересно людям. Так что я предпочитаю оставаться свободной и делать что хочется. Главный мой инвестор — сын Сержик, который ворчит, что я все делаю бесплатно, но постоянно подкидывает денег и кормит меня».

Наталья могла бы открыть тренажерный зал для больших людей, но, вспоминая историю с журналом, признается, что она не бизнесвумен. «Я не могу и не хочу рулить бизнесом, я хочу быть фитнес-тренером. Я мечтатель из фильма Дудя про Кремниевую долину, которому нужен миллиардер. И пускай мои проекты пока меня не кормят, они дают мне другое. Я своих девочек взяла на поруки, а они взяли на поруки меня, помогли себя принять. Стать толстым тренером — значит принять свое большое тело. Ведь девочки на занятиях смотрят на него и повторяют. Для них мое тело — образец. И это придает смысл и миссию каждому твоему толстому шагу. А еще они меня мотивируют. Иногда за день до тренировки я чувствую себя приболевшей (на самом деле просто не хочу заниматься), а они пишут в группе: “Наташа, не отлынивай, ты нам нужна!” И ставят меня перед фактом: “Кворум пять человек, Наташ, завтра занимаемся!”»

В период изоляции сто килограммов Наташиной красоты ушли в онлайн. На страницах группы в инстаграме и во «ВКонтакте» Ермолина проводит ежедневный челлендж #дляленивыхжоп. Тем, кому на карантине сложно заставить себя заниматься спортом, тренер дает несложные упражнения, каждый день увеличивая время занятий. Юмор присутствует, как и на всех офлайн-тренировках.

«Сели на коврик — это уже первое упражнение. А, простите, второе. Первое упражнение — это когда мы расстелили коврик. Классно, да? Только проснулись, а уже сделали два упражнения! А теперь соедините пальцы в замок и потянитесь вверх. Ничего не надо делать, вообще ничего! Просто сидите».

Иногда в камере появляются Наташины коты Сеня и Кевин. Она их не прогоняет — аудитория приветствует фитнес с котами.

«Наташ, это счастье»

В 2017 году Ермолина выиграла грант Фонда Тимченко на покупку спортивного оборудования для своих занятий, а в 2018-м стала тренером международного фестиваля «Возраст счастья».

«Возраст счастья» — проект журналиста, основателя ИД «Коммерсантъ» Владимира Яковлева об активной жизни после пятидесяти. Несколько раз в год проект собирает в одном месте участников, которые делятся друг с другом жизненным опытом. Ежедневные лекции, тренировки, концерты, вечеринки.

«Я случайно узнала о конкурсе на вакансию тренера “Возраста счастья” и подумала, что создана для этого фестиваля, — вспоминает Ермолина. — Все, что я делаю, это про счастье! Да я сама — счастье. Я собрала видео со своих тренировок и отправила на конкурс. И поехала в Черногорию как инструктор по танцам. На фестивале много спортивных направлений: плавание, катание на доске, йога, гимнастика — чего только нет! Все инструкторы крутые, так что я волновалась. И не зря — началось все с провала. Утром мы пришли к дверям зала, а он закрыт: тот, кто должен был его открыть, проспал. А я накануне не спала почти, подбирала музыку — ведь основной драйв от нее! Пришлось заниматься на улице под раз-два-три. И как же я удивилась, когда на следующий день люди все равно пришли. Этот фестиваль для меня — ценный и мотивирующий опыт. После Черногории я ездила на фестиваль в Грузию, и, надеюсь, меня будут приглашать и дальше.

Наталья
Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД

Сейчас, спустя много лет всех своих падений, я точно знаю, что счастлива. Мне для счастья очень мало надо. Счастье — это хорошее окружение, внимание. Это когда я что-то придумала — и вырос хороший проект. В детстве я собирала на огороде жуков и мечтала стать киномехаником, а стала нужна многим людям, которые говорят: “Только не бросай свою группу, только не закрывай “Агрикалчу”. Слыша все это, понимаешь, что да, ты счастлив. Ну и еще я здорова. Просыпаюсь, ничего не болит — это ли не счастье?

И конечно, я счастлива, потому что вижу, как меняется мир, меняется отношение к людям, в том числе и к большим. Не знаю, насколько важную лепту мы с девочками в это внесли, но мы рады, что наконец-то стало стыдно быть фетшеймером.

Проект “Сто килограмм красоты” — это еще такой незаметный борец с эйджизмом. Женщина в России довольно быстро “умирает” для общества: становится неинтересна работодателю, даже прохожие не смотрят, как будто ты чуть-чуть умерла. Большие женщины, которые имеют наглость ходить в гламурный фитнес-клуб, на светские тусовки, — это немного жестковато для нашего города. Но в итоге мы оказались в тренде.

Мои девочки говорят, что я их раскрепостила, ввела в общественную жизнь и помогла многое понять про себя. Вот ради этого я все и затеяла».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 262 847 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 768 942 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 142 491 r Нужно 700 000 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 173 056 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 86 361 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 15 480 r Нужно 460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 14 289 r Нужно 994 206 r
Всего собрано
1 431 742 426 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Портрет Натальи у нее дома с хулахупом. Занятия в группе "100 кг красоты" Наталья проводит 2-3 в неделю, занятия длятся 1 час

Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД
0 из 0

Два раза в неделю Наталья проводит спортивные занятия - фитнес для людей с особенностями. Группа называется "Сто килограмм красоты". На занятия приходят люди старшего поколения, люди с большим весом, люди с ограничениями по здоровью

Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД
0 из 0

Портрет Натальи у нее дома с хулахупом. Занятия в группе "Сто килограмм красоты" Наталья проводит 2-3 раза в неделю, занятия длятся час

Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД
0 из 0

Спорт занимает лишь часть жизни, у Натальи есть еще арт-пространство в городе. Как говорит Наталья, это как дом культуры - выставки, семинары, авторские вечера, концерты

Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД
0 из 0

Наталья очень любит свой дом и проводит в нем много времени - там уютно, тихо и хорошо. А к вечеру Наталья выходит и направляется (в обычной жизни, не в пандемию) в свой собственный дом культуры

Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД
0 из 0

Наталья Севец-Ермолина. Журналист, блогер. Ее темы культурные и социальные, а в последнее время все чаще правозащитные

Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД
0 из 0

Наталья

Фото: Мария Ионова-Грибина для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: