Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Подашь на алименты — сдохну на хрен»

Фото: Москва. Судебные приставы во время посещения квартир неплательщиков алиментов. Станислав Красильников/ТАСС

«Если бы не она, я жил бы припеваючи. Что поделать, если нет сейчас работы?», «Это не мой ребенок, я не буду платить ничего», «Если у тебя не хватает денег, заберу детей» — эти и другие фразы можно услышать в ответ на законное требование об алиментах. И бывает так, что одними словами дело не ограничивается

В феврале 2020 года жителя Прокопьевска приговорили к пожизненному заключению за убийство, которое он совершил 15 лет назад. Мужчина не хотел платить алименты: он не признавал отцовство и решил сжечь заживо двух своих маленьких детей, их мать и бабушку. Спаслась только бывшая жена. Женщины, которые подают на алименты, часто сталкиваются с насилием и угрозами. Это еще одна сторона домашнего насилия в России — и мы решили разобраться, как и почему мужья угрожают бывшим женам и как последние пытаются добиться справедливости.

«Потратишь деньги на себя — заберу детей»

Бывший муж жительницы Нижнего Новгорода Евы не работает, рассказывает она, и когда ему удается найти подработку, он тратит деньги на себя: сигареты, пиво, вино. Детям, по словам женщины, мужчина не дает ничего. «Даже 100 рублей. Казалось бы, почему не положить им деньги на телефон, чтобы они, например, позвонили отцу? Но бывший муж пожимает плечами: “Заработал 500 рублей, на сигареты потратил”. Вот и весь разговор», — говорит Ева.

Ее отношения с бывшим мужем длились около 10 лет. Они познакомились, когда Еве было 14, ему — 18 лет. Отношения развивались быстро: в 15 лет Ева родила первенца, через несколько лет — второго сына, затем пара поженилась. Вскоре после свадьбы женщина решила подать на развод.

«Мой муж изначально был рукастый, способный мужик, но пьянство его сгубило. Каждый раз, когда он напивался, начинал распускать руки. Муж вел себя агрессивно со мной и с нашим старшим сыном. В итоге мне пришлось временно отдать мальчика моим родителям, чтобы он меньше контактировал с отцом, — объясняет Ева. — На развод я подавала дважды. Первый раз заявление я забрала — муж убедил, не хотел меня отпускать. Второй раз я все-таки довела дело до конца. Пока муж был на работе, я собрала вещи и ушла».

Ева с сыновьямиФото: из личного архива

Ева не смогла взять с собой младшего сына: он ходил в садик и нужно было найти для него новую группу. Прежде чем ей удалось забрать ребенка, прошло полгода. Ева регулярно приезжала его навещать — и каждый раз, по ее словам, «получала от бывшего мужа люлей».

«В буквальном смысле. Например, я приехала увидеть сына на 8 марта, а уехала обратно вся в синяках. Теперь, когда я хожу к мужу, я никогда не хожу к нему одна. Со мной идет отец. Бывший муж боится моего папу, поэтому не позволяет себе распускать руки и ведет себя гораздо спокойнее».

После расставания Ева сразу подала на алименты через приставов. Муж об этом узнал, только когда часть зарплаты перевели Еве. По словам женщины, он тут же позвонил ей: «Зачем ты подала на алименты? Я бы и так тебе помогал». Ева не поверила и предпочла получать алименты официально.

«Муж был против выплат, контролировал, на что они уходят. Заставлял собирать все чеки и показывать ему — а то вдруг я трачу деньги на себя. Мне пришлось завести специальную тетрадочку, я записывала траты и вклеивала чеки. Алименты не были большими. На двоих детей я получала 7-8 тысяч — 3-4 тысячи на одного ребенка в месяц».

Алименты, которые приходили Еве, — это стандартная сумма выплат на ребенка в России. Одна из женщин, с которыми общалась корреспондент «Таких дел», рассказала, что ее бывший муж платил ей 5,7 тысячи в месяц даже тогда, когда его зарплата была 50 тысяч. В среднем в России алименты на ребенка составляют 7,5 тысячи.

«Это ни о чем, максимум — заплатить за садик и что-то еще купить. Но бывший муж все равно подозревал, что я могу прогулять алименты. Угрожал мне, что, если я что-то потрачу на себя, он перестанет платить или заберет у меня детей».

«Стоят ли капризы твоего здоровья?»

Лариса ВдовинаФото: из личного архива

Дети часто играют роль средства для манипуляции бывшим партнером, рассказывает юрист и специалист по семейному праву Лариса Вдовина. «Например, одной моей клиентке муж заявил, что она даже думать не должна о разделе имущества, иначе он не даст ей общаться с ребенком (хотя имущество было нажито в браке, а значит, может и должно быть разделено). А иногда мужчины, которые судятся с женой из-за алиментов, угрожают: «Если тебе не хватает денег, я заберу у тебя ребенка».

Лариса начала заниматься семейным правом после того, как сама прошла через бракоразводный процесс. «Когда мы с мужем разошлись, мы какое-то время прожили в режиме “Я не трогаю тебя, ты не трогаешь меня”, — замечает эксперт. — Я не подавала ни на алименты, ни на расторжение брака. Мне в принципе не хотелось контактировать с мужем. Он тоже не появился в нашей жизни, с ребенком не общался и не помогал финансово. Через два года после нашего расставания муж неожиданно предложил мне встретиться на нейтральной территории».

Лариса согласилась: она предполагала, что это будет встреча тет-а-тет и они с мужем смогут спокойно обсудить накопившиеся вопросы (например, расставание). Однако в реальности все пошло по другому сценарию. По словам Ларисы, когда она пришла в ресторан, муж был там не один: с ним пришел его адвокат.

«Мы прошли в отдельный, приватный кабинет, где официанты и другие гости не могли нас видеть. Когда мы остались втроем, мне предложили заключить нотариальное соглашение. По его условиям я должна была получать от мужа 2 тысячи рублей, а взамен на мизерные алименты согласиться на абсолютно неприемлемый порядок общения с ребенком. Фактически соглашение позволило бы мужу находиться у меня дома в любое время суток. Он смог бы приходить, когда ему захочется, хоть ночью, хоть рано утром».

На тот момент Лариса не специализировалась на семейном праве, но ей «хватило профессионализма трезво оценить условия соглашения». Она заявила, что ее предложение мужа не устраивает. Тогда, по ее словам, муж вышел из кабинета. Лариса вспоминает: адвокат супруга, оставшись с ней наедине, заявил, что, если она не подпишет добровольно документ, в суде «может все пройти гораздо хуже» для нее.

«“Еще неизвестно, с кем оставят ребенка, с вами или с его отцом”, — говорил он. Адвокат мужа заявил, что можно такой компромат на меня получить, что мало не покажется: “Ты что, думаешь, тебе нельзя наркотики подкинуть? Даже если ты не сядешь, ребенка с вами точно не оставят!” Потом намекнул, что меня могут избить, когда я вечером буду возвращаться одна домой: “У вас такой райончик, что ты костей потом не соберешь. Стоят ли твои капризы и принципы твоего здоровья?”»

Лариса ВдовинаФото: из личного архива

Ларисе было 25 лет. Она впервые столкнулась с такой ситуацией и сильно испугалась. На встрече женщина сидела и рыдала в голос. По словам Ларисы, когда муж вернулся, они вдвоем с адвокатом снова пытались заставить ее подписать соглашение. Потом в кабинет заглянул официант — и Лариса, воспользовавшись этим, ушла.

Вскоре ей пришло исковое заявление от бывшего мужа. Лариса решила самостоятельно представлять свои интересы в суде — и начала разбираться в семейном праве. На алименты она подавать не хотела: считала, что ей ничего от бывшего мужа не нужно.

Выяснилось, что отказ взыскивать выплаты на ребенка — ошибка.

«К такой категории дел, как мое, привлекаются органы опеки и попечительства. Когда их представители приехали ко мне обследовать жилищные условия, мне объяснили: “Вы должны подать на алименты. У вас неправильное понимание правовой ситуации: это деньги не ваши, а ребенка. Вы, как законный представитель, обязаны действовать в его интересах. Ребенок имеет право на содержание от отца, поэтому ваша обязанность помочь ему в этом. Если вы не подадите на алименты, мы будем вынуждены сделать это сами в интересах ребенка. Но в таком случае у нас будут претензии к вам”».

Выслушав позицию органов опеки, Лариса изменила свое мнение и подала встречное исковое заявление об алиментах. Кроме того, она предложила свой порядок общения с ребенком вместо того, что предложил муж: встречи в ее присутствии каждое первое и третье воскресенье месяца на нейтральной территории — в парках, скверах, зоопарках. Суд Лариса выиграла.

«Детей просто нагуляла»

Несмотря на то что мужчины могут найти способ уклониться от алиментов (скажем, получать зарплату неофициально), для некоторых из них требования жены — реальные или гипотетические — давать деньги на содержание ребенка играют роль спускового крючка.

Ольга Бобрецова, практикующий психолог, работающий с абьюзерами и жертвами насилия, замечает: «Ситуация, когда мужчина начинает агрессивно вести себя в отношении бывшей жены из-за алиментов, типичная. Даже если в отношениях не было физического насилия, обращение женщины за алиментами мужчина зачастую воспринимает крайне негативно».

Женщины не всегда выступают жертвами в делах об алиментах и определении порядка общения с ребенком, говорит юрист Лариса Вдовина.

Они тоже иногда манипулируют детьми, чтобы чего-то добиться от бывшего супруга.
Федеральная служба судебных приставовФото: Виктор Бартенев/Интерпресс/PhotoXPress

«Женщины обычно просто говорят: “Ты не платишь денег / платишь недостаточно, я ребенка тебе не покажу / не дам тебе с ним общаться”. Простая и понятная манипуляция. А мужчины действуют чаще всего грубее и агрессивнее, — рассказывает эксперт. — Например, хватают ребенка, не отпускают его, удерживают, пока бывшая жена не сделает то, чего от нее добиваются (скажем, подписание соглашения об алиментах в меньшем размере, чем было ранее оговорено). Одну мою клиентку муж спустил с лестницы после того, как она привела к нему повидаться трехлетнюю дочь. Он заявил, что не даст ей общаться с ребенком. Мать не видела девочку три месяца».

В отношениях, где насилие уже было, просьба платить алименты становится настоящим триггером для мужчины, склонного к манипуляциям и агрессии. Абьюзеры часто начинают использовать алименты как предлог для угроз, манипуляций и возвращения психологического контроля над пострадавшей.

Так, муж Евы постоянно контролировал, куда она тратит полученные от него деньги, вплоть до копейки, — об этом известно со слов женщины. Алименты стабильно поступали, пока у него была работа.

«Муж работал на железной дороге механиком, но очень сильно пил. На фоне алкоголизма развилась эпилепсия, у него случилось несколько приступов на работе. Конечно, работать механиком он уже не мог. Поэтому ему предложили перейти в офис. Бумажная работа его не устроила, и он ушел. После этого бывший муж продолжил пить, — рассказывает Ева. — Сейчас он пьет вместе со своей матерью. Они живут на ее пенсию и всю ее пропивают».

«Если бы не она, жил бы припеваючи»

Бывший муж Евы три года не может найти новую работу и, соответственно, не платит алименты. Как злостный неплательщик он однажды попал в тюрьму: отсидел в колонии-поселении два месяца. Когда мужчина вышел, он, по словам Евы, продолжил пить.

«Сейчас бывший муж пытается убедить меня забрать заявление с требованием платить алименты. Время от времени он мне пишет с подобными предложениями, но последний наш разговор поверг меня в шок. Он предложил помогать мне неофициально — сказал, что у него есть вариант поработать “вчерную”. А еще бывший муж добавил, что у него душевная травма из-за меня. “Если не заберешь заявление, я или сопьюсь, или сдохну на хрен”, — написал он. То есть намекнул, что по моей вине он может погибнуть и его смерть будет на моей совести».

Сообщение Ева зачитала корреспонденту «Таких дел». Она считает угрозу наложить на себя руки «очередной манипуляцией».

Ева с сыновьямиФото: из личного архива

«Бывший муж всегда обвинял меня во всех своих бедах, даже одно время говорил, что детей я просто нагуляла (тест ДНК он делать, кстати, отказался). Я не хочу забирать заявление об алиментах. У моего бывшего мужа было целых три года, чтобы найти другую работу после увольнения. Он этого не сделал. Разумеется, я не верю, что теперь, даже если он найдет неофициальную работу, мне станут приходить выплаты на детей».

Алексей, бывший муж Евы, в разговоре с ТД отрицает, что угрожал ей своей смертью. «Это идиотизм. Она придумывает себе что попало, — заявил мужчина и добавил: — Должников по алиментам в целом много».

«Когда я был у приставов, примерно полгода назад, передо мной был мужчина. Он полтора миллиона должен алиментов. И этот мужчина прямо говорил приставам: “Что хотите со мной делайте, я все равно платить не стану”. Он принципиально не хотел платить алименты, — рассказывает Алексей. — А я нисколько не отказываюсь платить алименты. Я в любом случае должен платить, даже если бы не хотел: у меня долг полмиллиона. Просто у меня реально не было возможности платить. Не мог официально устроиться на работу».

По словам Алексея, Ева «в основном виновата» в его проблемах. Если бы не она, он «бы жил припеваючи», уверен мужчина. Недавно Алексею наконец удалось устроиться на официальную работу по специальности — и скоро ему предстоит выплачивать деньги жене официально. «На медкомиссию я отдал 5 тысяч (их я занял). После первой зарплаты, учитывая алименты и долги, которые надо раздавать, я останусь на нуле», — замечает мужчина.

О проблемах с алкоголем Алексей говорит спокойно. Он объясняет: выпивает регулярно, раз в месяц, «с маминой пенсией».

«Она получает пенсию, и я ее поддерживаю. Выпиваем день-два. Дальше я занимаюсь своими делами».

«Говорит, что посадит и жизни мне не даст»

Когда встал вопрос об алиментах, Светлане из Хабаровска (имя и город изменены по просьбе героини) бывший муж намекнул, что их общего ребенка она наверняка «нагуляла на стороне», поэтому ничего платить он не обязан.

С будущим супругом ее познакомила подруга. Он был военным. Светлана сама служит в армии, поэтому им было о чем поговорить. Старшая дочь подружилась с новым молодым человеком мамы. «Покупал ей все, показал себя с лучшей стороны. Хотел жениться, говорил, что хочет семьи, детей и настроен серьезно».

Но со временем будущий муж начал меняться. Он настоял на росписи там, где ему было удобно, и отгородил Светлану от всех близких. Отношение к старшей дочери тоже изменилось: муж настаивал, что девочку надо отдать на воспитание бабушке.

«К тому же была ненормальная ревность к прошлой жизни. Все лица мужского пола, которые были на фото со мной, для него казались однозначно моими любовниками. Он думал, что на работе я со всеми сплю, — вспоминает Светлана. — Я должна была все и всех бросить и уехать в военный городок к нему».

СветланаФото: из личного архива

Поначалу Светлана все прощала и не теряла надежду построить «нормальную семью». Она не общалась даже с матерью и ездила к супругу в военный городок. Но потом Светлана забеременела, и ездить туда-сюда стало тяжело. К этому моменту она начала понимать, что за человек ее муж.

Он всегда говорил, что во всех проблемах виновата жена, вспоминает Светлана. «Бывало, что я считала себя виноватой, хотела угодить, а потом поняла, что все бесполезно. Ничего не меняется, а только хуже становится. Он начал разговаривать только матом и старшую дочь притеснять и обижать».

В марте этого года Светлана сказала мужу, что хочет подумать, стоит ли продолжать отношения. Это вывело мужчину из себя. «Разбил мебель в квартире, сказал, что я виновата, довела его. Все это было при старшей дочке. Забрал все до последних трусов. Теперь его интересуют только алименты. Постоянно говорит, что ребенок не его, что, если я подам на алименты, он меня посадит и жизни мне не даст».

Как и за что он собирается посадить Светлану, она не знает. После расставания он часто звонил с угрозами, и в конце концов Светлана решила заблокировать его номер. Мужчину это не остановило, говорит она: бывший муж начал звонить с чужих номеров и не только Светлане, но и ее матери.

«Знаете, если бы у меня были деньги, то я не подавала бы на алименты и не хотела бы вообще иметь с этим человеком что-то общее. Но у меня ипотека и старшая дочь, на которую я не получаю алименты — воспитываю сама. Мне бы только протянуть, пока в декрете буду. Когда начну работать — справлюсь, — говорит Светлана. — Теперь уже поздно что-то менять, настраиваюсь на позитив. Дочка уже большая — поможет, да и мама рядом».

Война не на жизнь

Многие женщины так и не добиваются выплат на детей от своих бывших мужей. В 2019 году сумма долгов россиян по алиментам составила 152 миллиарда рублей. Это исторический рекорд: с 2012 года сумма выросла в 7,5 раза.

Около трети должников не платят алименты из принципа: чтобы отомстить бывшей жене. Специалист в сфере детско-родительских отношений психолог Светлана Лукка замечает, что война из-за алиментов может отрицательно сказаться на психике ребенка.

«Даже малышу очевидно, что центральная фигура в этой войне — он, ребенок. Дети вообще часто чувствуют свою ответственность в разводе родителей, хотя в подавляющем большинстве случаев их вины нет, — говорит эксперт. — В этой ситуации часто начинается аутоагрессия: ребенок ненавидит себя за то, что является центром конфликта. Если о своем состоянии ребенку не с кем поговорить, то сидящие внутри него чувства страха, вины и злости выходят вовне в виде сильной агрессии (и аутоагрессии в том числе)».

Учитывая колоссальные задолженности по алиментам, неудивительно, что в России 26 процентов детей живут за чертой бедности. Ребенок, выросший в таких условиях, обычно попадает в ловушку нищеты: ему сложно получить достойное образование и найти себя на рынке труда.

При этом отсутствие родительской любви может нанести гораздо большие травмы ребенку, чем бедность.

Светлана Лукка отмечает, что в состоятельных семьях, где нет близких отношений между родителями и детьми, последние тоже нередко вырастают «потерянными», несмотря на полученное образование и бытовой комфорт.

«Впрочем, отсутствие эмоционального контакта как раз может быть связано с тем, что родители полностью поглощены решением материальных проблем (например, войной из-за алиментов), — рассказывает эксперт. — Деньги не дают ребенку родительского тепла, которое является основным условием развития гармоничной личности».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 239 230 r Нужно 341 200 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 6 709 722 r Нужно 10 004 686 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 630 089 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 130 996 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 322 017 460 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Москва. Судебные приставы во время посещения квартир неплательщиков алиментов. Станислав Красильников/ТАСС
0 из 0

Ева с сыновьями

Фото: из личного архива
0 из 0

Лариса Вдовина

Фото: из личного архива
0 из 0

Лариса Вдовина

Фото: из личного архива
0 из 0

Федеральная служба судебных приставов

Фото: Виктор Бартенев/Интерпресс/PhotoXPress
0 из 0

Ева с сыновьями

Фото: из личного архива
0 из 0

Светлана

Фото: из личного архива
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: